ЧАТ BVB-RUSSIA

Пролет недели
Всего в течение одной минуты Боруссия пролетает мимо своей победы в Леверкузене

11 июля 2011 г.

Гюнтер Кутовски: «Боруссия» - это дело сердца


Гюнтер Кутовски с 1984 по 1996 годы в 228 матчах Бундеслиги одевал форму дортмундской «Боруссии» (прим. BVB-Russe: всего же на его счету 338 матчей во всех турнирах). Его баланс показывает 53 желтых и 1 красную карточки. За эти 12 лет выступления защитник забил 3 гола за Дортмунд. Из-за своей прилежной, последовательной манеры игры он до сих пор любим среди фанатов «Боруссии». Большое интервью с «Кутте», одной из живых легенд 7-кратного чемпиона Германии, для поклонников дортмундского клуба.

Привет, Гюнтер Кутовски. Полузащитник Гёкхан Инлер со времени последнего чемпионата мира является капитаном сборной Швейцарии, которую тренирует с 2008 года Оттмар Хитцфельд. Инлер говорит о долгом бывшем дортмундском тренере, что в нем действительно есть особенное, что он все еще имеет больше козырных карт в рукаве. Как бы ты описал Хитцфельда?
Ну, что Оттмар Хитцфельд все еще имеет туза в рукаве, так моя карьера в «Боруссии» ведь когда-то закончилась. Под его эгидой были приобретены игроки, которые играли на очень высоком уровне – например, Юрген Колер, Маттиас Заммер или Жулио Сезар. Это были прекрасные футболисты, которые с большой силой толчка вывели клуб в середине 90-х далеко вперед. Для игроков вроде меня или же такого, как Михаэль Луш, была в конце концов в какой-то степени неудача. Но, тем не менее, Оттмар Хитцфельд у меня в воспоминаниях остался как очень хороший тренер, его спокойная и обдуманная тренерская манера была, конечно, крайне важна для этой фазы успеха в истории клуба.

Ты начал играть в «Боруссии» в 1984 году. В начальной стадии царил настоящий тренерский хаос, в течение 12 месяцев в клубе сменилось 4 тренера, какие воспоминания ты имеешь об этом времени?
Когда я пришел летом 1984 году, то был как раз уволен находившийся тогда на должности тренера Хорст Франц. Менеджеру Типпенхауэру вздумалось пригласить старую легенду «Боруссии» и именно так Фридхельм Конецка пришел в клуб. Но тот вынужден был спустя всего 9 туров уйти. И это не только потому, что после нескольких поражений фанаты устроили сидячую забастовку. Это была действительно ужасная неразбериха, насколько я помню. Так же и полный президиум ушел в отставку. Тогда доктор Райнхард Раубалль снова перенял правление клубом и первым своим действием на посту скинул Конецку с тренерского стула. Мы проиграли дома 0:2 Карлсруэ, были осмеяны нашими собственными фанатами и вынуждены были после этого неделю спустя ехать в Маннгейм с помощником главного тренера Райнхардом Зафтигом, который, однако, остался в должности всего на 3 дня. В итоге был утвержден главным тренером Эрих Риббек.

Доктор Раубалль тесно дружил с Риббеком и объявил с большой гордостью на большой пресс-конференции о назначении «сэра» Эриха.
Я не могу в действительности сказать что-то плохое против Риббека, как раз напротив. Я ему очень благодарен, так как он был первым тренером, который поставил на меня и который с самого начала нуждался во мне в качестве игрока. Нельзя забывать, мне тогда было лишь 19 лет и я был еще очень неопытен в профессиональном футболе. К тому же у Риббека была тяжелая задача сформировать из коллектива, который был в упадке, команду, которая бы выдержала проверку в борьбе за выживание. Это так не было, что мы сразу после этого выдавали бы свои топ-матчи, такого ведь не было. Были матчи, как, например, в Кайзерслаутерне, когда мы ехали домой с поражением 0:5. Так же и опытные игроки, как Рольф Рюссманн или Айке Иммель, которые всегда могли «напихать» нам, юным игрокам, были в подобных ситуациях чаще всего сами бессильны.

Спустя всего сезон Риббек был сыт по горло Дортмундом и передал штаб Палю Чернаи, время пребывания которого в должности тренера тоже, конечно, продержалось лишь с 1 июля 1985 по 20 апреля 1986 года.
Паль Чернаи был полной противоположностью Риббека, так как Риббек много говорил с командой и пробовал, скажу я, обращаться с игроками в относительно элегантной манере. Команды ведь всегда отличаются своим внутренним устройством, у тебя есть более старшие и более молодые игроки, или личности, которые являются спокойными представителями команды, и другие, которые передают слова другим. В Мюнхене Паль Чернаи имел много успеха с системой зонной защиты, в Дортмунде это с такими людьми, как Майнольф Кох или Бернд Шторк, не функционировало сразу. Относительно жесткой рукой он пробовал получить такой же успех в Дортмунде и позже, собственно, потерпел неудачу на своих собственных требованиях, так как «Боруссия» внезапно оказалась посреди борьбы за выживание.

И потом снова пришел Райнхард Зафтиг…
Да, и мы вынуждены были в мае 1986 года играть против Фортуны Кельн в стыковых матчах за выживание. По сегодняшним масштабам мы уже сразу вылетали бы из Бундеслиги. И то, что совершил Юрген Вегманн, который был ведь в течение 2 лет моим соседом по комнате, легендарно! В Кельне мы проиграли первый матч со счетом 0:2 и в ответной игре мы обязаны были выигрывать. Марсель Радукану прекрасным ударом головой забил наш 2-й гол (2:1), а Вегманн поставил окончательно точку своим голом – 3:1. Это было действительно суперсобытием. Такое забыть нельзя никогда.

26 марта 1988 года «Боруссия» проиграла со счетом 0:3 против Шальке на Парк-Штадионе. Твоим прямым оппонентом в этой встрече был Клаус-Дитер Веллиц, который забил сразу 2 гола, так как ты его не смог «выключать» своевременно. Какие еще игроки соперников тебе остались в памяти как особенно неудобные?
Итак, о Вёллице у меня вообще больше нет никаких воспоминаний, я должен был это успешно «вытеснить» из головы. В 1991 году я играл разок в Уердингене против Стефана Шапюиза, когда тот еще имел контракт в Крефельде. Я был действительно рад и благодарен, что мы смогли приобрести этого нападающего для нашей команды. «Выключить» из игры «Чапи» едва ли было возможно, так как просто можно выглядеть старым – в крайнем случае, он просто пробежал бы у тебя между ног. Но так же и против Фрица Вальтера я играл очень неохотно, тот знал все трюки и был невероятно быстр. И о Юргене Клинсманне у меня остались особенно плохие воспоминания, так как он был вовсе не чистым игроком, как он сегодня охотно представляется в прессе, а совершенно спокойно мог толкнуть локтем.

В июне 1988 года Райнхард Зафтиг был уволен, а именно необычным образом.
Мы находились во время подготовки к сезону 1988/89 и вся команда завтракала в отеле Дикманна на Виттбройкер Штрассе на юге Дортмунда, вблизи от Хойенсибурга. Райнхард Зафтиг хотел назначить капитаном команды непременно Михаэля Цорка, в то время, как правление вокруг Райнхарда Раубалля видело в этой роли скорее Франка Милля. Зафтиг сказал, если правление думает так, то оно может это сделать, но без него. Он встал и пошел. Я нашел это очень достойным уважения то, как это сделал Зафтиг, даже если больше не было обратного пути в «Боруссию». После этого Лотар Хубер в течение нескольких дней вёл тренировки.

Хорст Кёппель стал тогда с июня 1988 года новым тренером «Боруссии» и провозгласил как раз о новой эре в Дортмунде.
Нельзя забывать – спустя 24 года мы снова оказались в финале Кубка Германии, это было абсолютной сенсацией. Доктор Нибаум перед игрой держал речь и прививал нам еще раз дортмундскую традицию. Неясным было еще целое время, сможет ли вообще играть в финале Кубка Германии против Вердера Нобби Диккель и потом он сыграл вопреки своей тяжелой травмы матч своей жизни. Фанаты ему благодарны за это до сих пор.

Ты – один из «приемных сыновей» работника по уходу за экипировкой и инвентарем команды «Бомбера» Вигенда. Он действительно особенно сильно старался, если, например, чистил твои бутсы?
Ах, чистить бутсы относилось ведь скорее к неприятным занятиям. После тренировки или перед играми мы часто бывали у «Бомбера» в бюро, еще в старых катакомбах в Вестфаленштадионе. Мы тогда сидели вместе, отпускали шутки или что-то рассказывали. Жена Вигенда, Улла, всегда пекла пирог, который был очень популярен у команды. Бодо Шмидт был единственным любителем орехового кекса, правда, который другим не так нравился. У меня в воспоминаниях остался, прежде всего, ее лимонный кекс, который регулярно был в раздевалке перед играми. Особенно Анди Мёллер любил прихватить на кусочек больше, чем другие игроки…

Это правда, что ты свое время службы в Бундесвере провел вместе с Томасом Хелмером?
Да, это было прекрасное время. Когда мы были вместе при немецком футбольном союзе, то мы оба были номинированы в олимпийскую сборную и выиграли со счетом 5:0 у Австралии. И хотя я сидел на скамейке запасных, но рассматривая задним числом, это было действительно прекрасное время, о котором я всегда охотно вспоминаю.

7 декабря 1992 года «Боруссия» играла в 1/8 финала Кубка УЕФА против Сарагосы, для тебя это особенно легендарная игра…
Ах да, тюрбан, благодаря которому ведь я всегда оставался в воспоминаниях, что я иногда нахожу неприятным. Я полагаю, что я провел много совершенно порядочных матчей, но те далеко не все заканчивались так необычно. Но, если я могу коротко заметить, самые горькие минуты в черно-желтой форме я пережил в любом случае не с тюрбаном, а когда мы в 1992 году в последнем туре в Дуйсбурге были уже несколько минут чемпионами Германии и потом салатница в итоге ушла в Штутгарт.

Единственную красную карточку в своей карьере ты получил в игре против дрезденского Динамо 1 сентября 1993 года.
Это было действительно неописуемо. В этой игре арбитр Шмидт из Бад Херсфельда раздал 3 раза двойные предупреждения, 4 раза желтые карточки и 2 раза красную. Маттиас Заммер вынужден был покинуть поле из-за разговоров. Дрезденская команда тогда была тренируема Зигги Хельдом и он смотрел совершенно люто из-под своих больших бровей, а его глаза нужно было видеть – таким сердитым он был. Эрдаль Кезер ведь позже играл при Хельде в Галатасарае, и тот смог невероятным образом симитировать Зигги Хельда. А ведь Эрдаль внутри команды был известен у нас своими остроумными шутками.

После игры с Дрезденом ты вынужден был потом предстать в быстром процессе в Немецком Футбольном Союзе…
Об этом я вспоминаю еще очень хорошо, так как после этого мы играли в Штутгарте. Это была единственная встреча, где я имел право вывести дортмундцев на поле в качестве капитана. Это была действительно большая честь, когда Оттмар Хитцфельд передал мне капитанскую повязку.

В октябре 1993 года Флемминг Поульсен критиковал ставку Оттмара Хитцфельда на Карл-Хайнца Ридле, так как тот не забивал голы. Тем самым Поульсен зашел слишком далеко?
Но ведь Поульсен требовал право для себя, чтобы он ставился в нападение вместе с Шапюиза, ведь Хитцфельд главным образом ставил датчанина в полузащиту. Я полагаю, как раз со взглядом на многие годы позже, что Оттмар Хитцфельд имел свой рецепт и не хотел позволять сбить себя с толку. Он подарил Дортмунду вплоть до сегодняшних дней самую блестящую эру и, таким образом, глядя задним числом, можно сказать, что со ставкой на Ридле Хитцфельд сделал все правильно. Флемминг после своих высказываний вынужден был заплатить денежный штраф в 3 тысячи немецких марок. Таким образом, для всех сторон это дело было закончено. Позже, когда Ридле травмировался, он стал партнером Шапюиза по атаке, и это ведь до сих пор незабываемо.

Не все из твоих прежних коллег живут в достатке. Гюнтер Брайцке живет положениями концепции Харц IV на рынке труда, Юрген Вегманн живет на прожиточном минимуме, Айке Иммель пошел в дебри канала RTL, чтобы позволить себе операцию. Почему такому количеству игроков не удается создать надежный круг для жизни после футбола?
Ну, тут с 3 названными людьми все особенно трагично. Естественно, это вызывает у меня сожаление и большое сочувствие. Особенно в отношении к Брайцке мы все из традиционной команды «Боруссии» стараемся вытащить его из печали в его квартире на 30 кв.м в Кельне-Штаммхайме. Вообще это всегда прекрасно, когда мы играем традиционной командой.

Какие игроки еще регулярно входят в традиционную команду?
Я должен сказать совершенно четко, у нас имеется проблема подрастающего поколения. Ядро нашей команды происходит еще от команды 1989 года, обладательницы Кубка Германии, но мы все не становимся моложе. Сюда же добавляются игроки 90-х годов, например, Лотар Зиппель всегда приезжает из Ганновера, Штеффан Карл, Рене Третчок и Йорг Хайнрих всегда охотно участвуют, однако, они не каждый раз могут вырываться из Берлина на 1 игру. Франк Милль и Штефан Ройтер тоже были время от времени в нашей команде. Так же Нед Зелич, который между тем ведь снова живет в Австралии, уже играл с нами или Фреди Бобич так же приезжал сюда несколько раз. Марсель Радукану еще охотно выбегал бы на поле за нас, но, к сожалению, он имеет большие проблемы со своими ногами, что он не может больше выдерживать матч. У Мартина Крее так же проблемы со здоровьем, его колени не могут больше помогать ему. И этот список, к сожалению, еще более длинный. Я хотел бы, прежде всего, пожелать себе, чтобы так же игроки более юного поколения тоже играли с нами. Прежде всего, я ожидал бы, что Ларс Риккен, наконец, будет играть за нас, об этом вы тоже можете охотно написать. Так же я пытался взять на нашу сторону Штефана Клоса. 2 года назад я с ним долго общался по телефону, он живет между тем очень уединенно в Швейцарии и, к сожалению, покончил с футболом окончательно.

А какие еще акции запланированны на данный момент?
Мы сейчас как раз работаем над тем, чтобы так же на веб-сайте представить традиционную команду и так же уже предприняли переговоры с Карстеном Крамером (руководителем отдела маркетинга в «Боруссии»). К тому же в будущем мы планируем делать больше общественной работы, посмотрим, что это даст.

Ты сегодня работаешь в посредническом спортивном агентстве «Pro Profil» Томаса Крота. Как выглядит твой рабочий день?
Я очень много в разъездах, мы делаем много сроков и пробуем в возрасте примерно от 15 до 19 лет готовить парней к возможной профессиональной карьере. Держать много контактов и много общаться по телефону просто относится к моей работе. Агентство Томаса имеет повсюду в Германии много внештатных сотрудников и, соответственно, много имеется контактов. Так же и за границей мы хорошо представлены. Именно через известного агента из Японии пришел ведь совет, что должен быть приобретен Синджи Кагава. Но прежде чем клуб из Бундеслиги приобретет игрока или же Михаэль Цорк появится на конкретных переговорах, вплоть до этого момента времени уже многие люди высказывают свое мнение. Но как совещательное агентство мы не можем давать гарантий успешной карьеры того или иного игрока. Недавно был игрок, и я хотел, чтобы он устроился в любительской команде Кельна. Но те не увидели потенциала у этого игрока, тот потом уехал в Турцию и сегодня он уже даже игрок сборной Турции. Это так же в какой-то степени хорошее в футболе, что он всегда хорош на неожиданности. Футбол так же имеет общее и с политикой, каждый имеет свое мнение на этот счет.

Кевин Гросскройц во время чемпионства выступал как невероятное чудовище праздника. Посоветовал бы ты ему, с твоей точки зрения как футбольного консультанта, в будущем выступать несколько более культурно?
Нельзя забывать, что эта юная дортмундская команда стала чемпионом Германии и поэтому ей так же причитается порядочно отпраздновать. Выиграть немецкий чемпионат – такое удается в течение всей карьеры немногим игрокам. И ущемляет ли поведение Гросскройца на публике его шансы на пребывание в сборной Германии, то я так не думаю. Для этого он уже сейчас слишком большой профессионал и знает просто, от чего это зависит. Иногда я думаю, когда читаю интервью Кевина, что он слишком далеко порой заходит, но в нем я убежден и как в игроке, и как в человеке. Это уже хорошо, если дортмундская команда имеет в качестве вывески таких людей.

Темной главой является почти банкротство «Боруссии» в 2005 году. А теперь доктор Герд Нибаум пару недель назад из-за своей частной, финансовой ситуации потерял разрешение и как адвокат. Что ты скажешь на эту новость?
Когда Нибаум в 1986 году начал свое время в «Боруссии», то он, конечно, не задумывал привести однажды клуб в тупик. Этого я не могу себе представить даже при всем желании. «Боруссия» - это дело сердца, по-другому это нельзя считать, если это связано с такой традицией и с такими фанатами. Я точно не относился к любимым игрокам Нибаума и не состоял в особенно хорошем отношении к нему. С другой стороны, я действительно не достаточно хороший финансовый эксперт, чтобы точно оценивать события вокруг кризиса «Боруссии» Дортмунд. Я был в течение 14 лет как игрок в этом клубе, это было прекрасное время. И все же я хотел бы определенно подчеркнуть, что мне, тем не менее, жаль, что герр Нибаум больше не может работать по своей профессии.

Жулио Сезар после окончания карьеры в «Боруссии» получил свой прощальный матч, а ты нет. Тебя это сердит?
Ой, да я вообще на это не рассчитывал, ведь вообще прежде были считанные игроки, которые получали такой матч. Нет, это стоит совершенно полностью вне вопроса.

Предположим, ты – диджей на Вестфаленштадионе, какие 3 песни ты бы поставил перед игрой?
«Heja BVB» Карл-Хайнца Бандоша звучало бы непременно, это ясно. Но что еще? Какого-то особенного желания у меня нет и на нашем стадионе ведь много музыки не нужно, атмосфера – это всегда самое лучшее, что можно представить себе. И тут другие клубы могут спокойно завистливо смотреть на Дортмунд.

Кто играл бы в твоей личной сборной «Боруссии» всех времен?
Я думаю пройти мимо Штефана Клоса, Маттиаса Заммера, Томаса Хелмера и Деде нельзя. Игрок из нынешней команды, который мне очень нравится, это Свен Бендер. Но если я сейчас назову 11 игроков, то я должен прямо сегодня все опровергнуть, так как я забыл слишком много важных игроков. И так же совершенно легендарных личностей 50-х или 60-х годов, таких, как Макс Михаллек, Стен Либуда или Лотар Эммерих – это ведь было бы несправедливо забыть хотя бы одного. Знаете, что? Сами возьмите текущий состав клуба и сами найдите лучших 11 человек, тут вы не сделали бы ничего неправильно.

Дорогой Гюнтер, большое сердечное тебе спасибо за твое выделенное время и за твои развернутые ответы. Мы и дальше желаем тебе всего хорошего, как в деле, так и в личной жизни.

0 коммент. :

Отправка комментария

Яндекс.Метрика
Анализ сайта