ЧАТ BVB-RUSSIA

Пролет недели
Всего в течение одной минуты Боруссия пролетает мимо своей победы в Леверкузене

21 мая 2016 г.

Ханс-Иоахим Вацке: «Я никогда не умел проигрывать». Часть 1

Коммерческий директор «Боруссии» Ханс-Иоахим Вацке уже в 5-й год подряд лицезреет свою команду в финальном матче в конце сезона, но далеко не всегда в предыдущих случаях в итоге преобладала у него радость. В большом интервью босс Дортмунда говорит о кубковых дуэлях, о поражениях в финале и о замене Хуммельсу.

Господин Вацке, какие чувства вызывает в Вас дата 12 мая?
На первый момент, совершенно никаких. А что было тогда?

Действительно никаких? 12 мая 2012 года?
Ах, финал был в тот день? Да, хорошо, этот день уже вызывает у меня кучу воспоминаний. Но уже даже не знал, что о каком событии шла речь.

А мы спорили, что Вы всегда готовы выхватить из головы подобные даты.
Нет, у меня так, что я быстро перевариваю успехи. К тому же не приносит пользы, когда бьешь себя по плечам в течение многих лет. Уже 3 недели спустя я позабыл о финале, потому что я знал, что последует за этим. Потому что та победа со счетом 5:2 была слишком дерзкой. Мы очень сильно подстегнули этой победой Баварию, они затем пошли на риск и он оправдался. Они еще раз сильно улучшили свою команду.

Вам было это ясно уже в тот момент?
Да. Я уже во время игры видел лица на трибунах и тогда уже имеется чувство, что произошло что-то радикальное. Я даже не знаю, в скольких финалах уже сыграла Бавария, вероятно, около 40, и они еще никогда не пропускали больше чем 2 гола. А тут сразу пять. Да еще в тот год, когда мы стали чемпионами. После этого они приложили невероятные усилия для того, чтобы команда выросла. Они это очень хорошо сделали, нет вопросов, но для этого нужно еще иметь очень много денег.

Вы можете точно описать нам, как выглядели те персоны на трибунах?
Нет, это не моя привычка делать это.

В последнее время Вы часто бывали в Берлине. победа в финале 2012 года – самое интенсивное воспоминание?
Я даже не знаю. Я всегда ухожу быстро в подтрибунное помещение, так что уже не воспринимаю все то, что связано вокруг игры. Действительно, жаль, что задним числом уже нет никаких насыщенных воспоминаний. Например, 2013 год в Лондоне: вокруг финала Лиги Чемпионов я не испытал ничего, никаких впечатлений. Просто находишься в отеле, уже потом не хочется идти на контакт и потом не могу вести никаких бесед. Собственно, я всегда могу вспоминать только об одном матче. Поэтому я даже не знаю, было ли то событие в 2012 году таким ярким. То, что был после этого прекрасный праздник, это я еще знаю.

Для игроков титулы являются тем, что делает важным для них футбол. А для Вас?
Нет, необязательно. Конечно, трофеи – это нечто прекрасное, и, благодаря Богу, мы взяли уже пару. Но титулы не все. Иначе 15-16 клубов Бундеслиги сразу могли бы настраиваться на каждый матч так, что существует маленькая вероятность, что удастся быстро что-то выиграть. В остальном, все это нужно соотносить с чем-то. В этом отношении в Германии получает развитие тенденция, которая мне не нравится. В Бундеслиге 18 клубов, один из них выигрывает чемпионат, причем и в нашем случае сезон можно считать удачным. Но про остальных утверждают, что все они проигравшие. Это неверно!

Почему?
Это необычайное достижение, когда клуб, как «Боруссия» Дортмунд, в течение 5 лет подряд достигает финала – неважно при этом, выигрывая их или проигрывая. Я не хотел бы знать, как много других клубов в Германии были бы счастливы, если они были бы в финале в течение 5 последних лет, даже если пару из них проиграли бы. потому что что-то в этом роде сплачивает клуб, нечто подобное дает тебе общие переживания и подстегивает весь футбольный бизнес. Все это, как по мне, оценивается слишком узко.

Но ведь всегда речь идет о выигрышах трофеев.
Да, но мы, «Боруссия» Дортмунд, должны принять к сведению, что есть Бавария – нравится нам это или нет. Это один из лучших клубов мира, который находится на одной ступени в настоящее время вместе с Барселоной и «Реалом». Это необычайно. Возможно, через 20-30 лет мир футбола будет выглядеть иначе. Мы досаждаем Баварии уже на протяжении 10 лет, но они всегда удаляются от нас. Что приводит к итогу, что Бавария имеет всегда одинаковый отрыв от нас, хотя при этом оба клуба находятся на более высоком уровне. Мы вынуждены жить с этим, это так и есть.

Вы пережили поражения в последних трех финалах. Насколько болезненно было для Вас быть так близко к выигрышу трофея и в итоге оставаться с пустыми руками?
По-разному болезненно. Поражение в Лондоне в финале Лиги Чемпионов не причиняло мне боль продолжительно и сильно. Игра была решена только на 89-й минуте. Я уже тогда имел ощущение, что с нами случилась легкая несправедливость, когда не был отмечен за фол желтой карточкой Данте, который уже имел предупреждение. Но мы тогда это не обсуждали предметно, вероятно, это и было правильно так. Но так же у меня было ощущение, что мы добились чего-то большого. В финале 2014 года мы дошли до дополнительного времени. И после этого поражения я не был подавлен, скорее был разочарован и немного разозлен. Ведь мы могли бы выиграть тот финал. Каждый знал, кто забьет первый гол, тот, вероятно, и выиграет. Мы забили первый гол, но, к сожалению, не выиграли. Подавлен я был в прошлом году. Но для меня это не было сюрпризом, что мы не были готовы сыграть как надо в финале, потому что мы и так провели плохой сезон. Сезон не соответствовал амбициям «Боруссии». И в финале мы на большем протяжении матча играли скорее плохо.

Вы умеете проигрывать?
Нет. Определенно нет. Внешне я выгляжу так, но в душе я гарантированно не умею проигрывать. Тем не менее, мне всегда удается поздравлять победителей, так как я потом могу собраться с духом. И потом я остаюсь наедине сам с собой и это длится несколько дней. После тяжелых поражений даже неделю.

Как это выглядит?
Я изолирую себя. после подобных неудач или поражений в финалах я не ищу общения. Для меня это уже как мучение, что нужно после этого еще идти на вечеринку по случаю финала, но у меня существуют определенные обязательства. В последующие дни меня нигде нельзя увидеть. Я только один раз сделал исключение: в 2014 году после поражения в финале у меня и на следующий день еще было тотальное чувство гнева за несчитанный гол. Тогда в полдень я не знал, чем мне заняться, а поблизости играл сын. И тогда я подумал: мне нужно поехать туда. Но я целиком и полностью переоделся. С кепкой и солнечными очками. Потом я уселся кое-где на верхнем ярусе трибуны, совсем напротив с угловым флажком. И это прекрасно сработало, меня никто не узнал.

Должны были быть по этому случаю фотографии?
Нет. Меня так никто не узнал, это было совершенно хорошо.

Когда Вы смогли бы нам предоставить хотя бы одно фото…
Я не делал сэлфи, я испытываю неприязнь к сэлфи.

Вы всегда так воспринимали поражения?
Будучи детьми, мы не так часто проигрывали, так как у нас была необычайно хорошая команда. Но когда мы проигрывали, то дома я до возраста 14 лет время от времени хныкал в течение получаса. Я определенно никогда не умел хорошо проигрывать.

Большие поражения, равно как и большие победы в последние годы всегда были именно в матчах против Баварии…
И это как раз тот момент, почему баланс встреч в финалах, по-видимому, так плох. Когда играешь против Баварии, то команда Бундеслиги скорее не имеет шансов обыграть ее. У «Боруссии» же всегда был шанс, но, конечно, он не был никогда выше 50%, а скорее был даже ниже, так как Бавария так сильна. Но у нас есть шанс, и когда-нибудь мы снова им воспользуемся. И мое ощущение говорит, что мы снова к этому близки.

Что делает Вас таким уверенным в этом?
Это ничего общего не имеет с уверенностью. Когда-нибудь команда снова имеет шанс выиграть, это совершенно нормально. Ведь команды встречаются друг с другом относительно часто, и тут нет ощущений, что мы проиграем Баварии 10 матчей подряд. В этом году в Дортмунде мы увидели высококлассную нулевую ничью, год назад мы выбили их в полуфинале Кубка Германии, и это при том, что они провели потрясающий сезон, а мы плохой. И в таких ситуациях всегда приходит понимание, что всегда будут вязкие матчи. В 2013 году мы проиграли после гола на 89 минуте, в 2014 году – в дополнительное время и из-за незасчитанного гола. И в этом году в Берлине едва ли будет простой матч для одного из участников.

После плохих матчей против «Айнтрахта» и «Кёльна» тренер озабочен игрой команды в финале. Вы тоже?
На его месте я так же сделал бы. Это было вовсе не так, что он там действительно был озабочен, это было больше стремление разбудить команду. У нее приличные по качеству игроки, но когда ты ослабляешь свои старания на 3%, тогда и другие команды начинают уметь играть в футбол. И тогда таким образом можно порой и проиграть. Коненчо, в субботу все это будет совершенно иначе. И это тренер тоже знает. Тем не менее, такое поведение было правильным, так как в особенности игра с «Кёльном» не отвечала нашим амбициям. Мы были слишком вялыми в своих действиях.

В этом году Ваша команда снова была на расстоянии удара от Баварии. Придает ли это мужество со взглядом на следующий сезон?
У нас всегда одна проблема: чем ближе мы к ней, тем больше становятся их попытки выманить у нас кое-каких игроков. Это тоже нормально. Раньше, когда я на все это смотрел более эмоционально, я был больше взволнован этим, чем сегодня. И сегодня просто так и есть, я знаю из многих бесед с Матсом Хуммельсом, что в его решении решающим аргументом был город Мюнхен, его семья. Тем не менее, его у нас уже не будет. И мы сейчас снова должны быть креативными, должны найти замену.

В Баварии предстоит смена тренера. Вы уже ее успешно пережили. Так что шанс снова приблизиться к Баварии кажется хорошим, как никогда. Но аккурат именно в такой момент команда теряет такого ключевого игрока, как Хуммельс.
Да, но это уже не изменить. Пеп Гвардиола, конечно, топ-тренер, но Мак Меркель в 70-е годы сказал: в Баварии играют Моцарт и Бетховен в одной связке, так что почти неважно, кто переворачивает ноты. Конечно, это сформулировано очень резко. Но вопреки этому при переходе от Гвардиолы к Анчелотти не может быть такого радикального перелома, так как команда остается и является топ-командой. Так что тут тренеру в такой команде тяжело сделать что-то не так, а Анчелотти ведь тоже хороший тренер. Поэтому из этого не стоит делать каких-то слишком больших надежд.

Считаете ли Вы переход Матса Хуммельса поражением?
На первый взгляд, да, так как клуб пытался сделать все, чтобы удержать его. Но потом приходится переключаться. Тогда ты должен попытаться сделать из этого преимущество в форме высокой суммы отступных. И нам это удалось, если помнить о том, что мы получили вероятно самую большую сумму отступных, которая когда-либо была уплачена в Европе за игрока, у которого контракт действовал лишь еще один год. В остальном потом все снова было в порядке. Тем не менее, я охотно видел бы Матса здесь, равно как Михаэль Цорк и тренер. Но определенный реализм нужно сохранять, так как когда-нибудь случается все это. Только если твой клуб – «Реал», Барселона или Бавария. Но мы ими не являемся.

Вы теряете необычайно хорошего игрока, но так же идентификационную фигуру, лицо современного дортмундского проекта.
«Боруссия» Дортмунд не проект! Что касается Матса, то 8,5 лет выступления за один клуб является в футболе достаточно длинным временем. Ты не можешь удерживать каждого игрока до 34 лет, пока его карьера не закатится за горизонт. У каждого клуба есть видные фигуры, которые когда-нибудь заканчивают карьеру или уходят. Это нормально.

И тем не менее Вам снова придется закрывать бреши. Мы себе тяжело представляем, как это будет выглядеть.
Это всегда тяжело делать. НО у нас уже в этом есть определенная компетентность. Нам постоянно приходилось заменять игроков. Нури Шахин был первым, кто ушел, тогда мы взяли Илкая Гюндогана. Потом ушел Синдзи Кагава, а мы взяли Марко Ройса. Потом ушел «Леви», которого мы заменили «Аубой», а Гётце – Мхитаряном. И в большинстве случае все действовало. И это будет действовать и теперь. В остальном, у нас, как и прежде, есть в центре защиты достаточно игроков в лицах Сократиса, Бендера, Суботича и Гинтера. И я достаточно уверен, что если бы мы сейчас отдали этих четырех игроков другим клубам Бундеслиги в обмен на их игроков, то все наши игроки, за исключением Баварии, вписались бы в них. Так что большой проблемы нет с уходом Хуммельса.

Но речь идет не только о потере спортсмена, но и о потере ведущего игрока, лидера. И его Вам так же нужно заменить.
Это не проблема. Я считаю, что Матс, как он выступал в роли капитана, всегда был окружен командой. Матс не был таким игроком, который бы определял эту роль так доминантно, что другим перекрывал бы воздух. Марко Ройс – его заместитель, но особенно Свен Бендер и Марсель Шмельцер так же уже перенимали обязанности капитана в последние месяцы.

А как же на поле? Когда игра идет плохо, то команде требуется тот, на кого она может обратить внимание. У Матса Хуммельса есть такая манера.
У него она есть, верно. Но теперь другие игроки должны занимать эту роль. И я уже вижу игроков, которые это могут. Возьмем Юлиана Вайгля, который совершенно по праву попал в заявку сборной Германии. Это игрок, которого я считаю способным выполнять эту роль в ближайшие годы. Марсель Шмельцер имеет у нас невероятно большую значимость. Так что я не думаю, что нам не хватает личностей в команде. Кроме того, мы в плане трансферов будет так же кое-что делать в этом отношении.

Это означает, что Вы так же обращаете внимание на наличие определенного опыта у игрока? Прежде на новый сезон Вы приобрели очень молодых игроков.
Да, мы хотели бы иметь функционирующее сочетание. Но Вы не должны недооценивать одного: «Боруссия» была всегда совершенно сильной, когда сама развивала игроков. Когда мы взяли Матса Хуммельса из любительской команды Баварии, здесь никто не сказал «О, боже, что за трансфер. Он приведет «Боруссию» в ближайшие 8 лет ко всем победам в футболе».

Мы полагаем, у нас это так бы и звучало.
В этом я не совершенно уверен. Мы не можем приобретать игроков только лишь мирового класса, потому что есть и другие клубы, которые их хотят. И не только Бавария. Мы обязаны приобретать игроков, в отношении которых у нас есть ощущение, что мы можем поднять их на уровень мирового класса. Как Обамеянга, Мхитаряна, их здесь раньше не знал никто. Теперь их знает каждый. В качестве следующего может стать Дембеле, хотя парня нельзя перегружать ожиданиями. Или вот Вайгль! Год назад никто не обращал на него внимания. Это наш путь.
Продолжение следует

Источник: derwesten.de
Перевод: bvb-russia.com

0 коммент. :

Отправка комментария

Яндекс.Метрика
Анализ сайта