ЧАТ BVB-RUSSIA

ПОБЕДА НЕДЕЛИ
Снова 7 голов в домашнем матче, на этот раз на двоих. Первый (нечистый) хет-трик Алькасера. Первый гол и матч Гётце в сезоне. И по-прежнему первое место в Бундеслиге - все это было в матче с "Аугсбургом" в 7-м туре.

1 июня 2018 г.

Люсьен Фавр: «Я – фанат владения мячом»

Люсьен Фавр стал новым главным тренером «Боруссии». Швейцарский специалист считается перфекционистом, помешанным на деталях в своей работе. Но для Фавра главное — играть в футбол. Хотя он уже известен болельщикам по работе в Бундеслиге с «Гертой» и «Мёнхенгладбахом», тем не менее, дортмундские фанаты плохо знакомы с его тренерской философией, а из действующих игроков «Боруссии» лишь Марко Ройс имеет представление о том, как работает швейцарец. В прошлом году Фавр дал интервью порталу SOCRATES, в котором он говорит о своих представлениях о тактике и футболе.

Люсьен Фавр, что Вам нравится в футболе больше всего?
Мяч как таковой. В некоторым смысле я влюблен в мяч. Как только я вижу мяч, мне непременно хочется сыграть им. Еще и сегодня, во время тренировок я играю с мячом, как только его вижу. Я немного жонглирую им и получаю при этом много удовольствия. Для меня мяч как магнит. Он всегда притягивает меня.

Как по-Вашему принципиально изменился футбол в игровом плане за последние 10-15 лет?
Не так сильно. Что касается игровых схем, то они определяются в ходе матча. К примеру, игру начинают со схемы 4-3-3, а после 10 минут она превращается в 3-4-3 или 3-4-1-2, чего еще не было пару лет назад, когда одной и той же схемы придерживались 90 минут. В настоящее время используются все возможные схемы. Соответственно, уже невозможно придумать какие-то новые схемы.

Почему так часто меняют схему игры по сравнению с прежними временами?
На то множество причин: все больше игроков умеют играть на разных позициях, крайние защитники становятся вингерами, сами фланговые игроки все больше играют в центре, а опорники действуют между двумя центральными защитниками. Самое большое отличие по отношению к прежним временам — это движение. Чтобы удивить и победить соперника, нужно быстро и целеустремленно играть наперед. Футбол становится все более интенсивным. В 60-е годы игрок пробегал в среднем за игру 4 км. Сегодня он наматывает от 12 до 14 км.

Наступил ли когда-то момент, в котором реакция на действие имеет конец или же всё продолжается так же, как в последние 70-80 лет?
В общем и в целом, всё происходит, как и в 70-е годы, с той лишь разницей, что сегодняшняя игра более интенсивная. И когда теряется мяч у штрафной соперника, он сразу же прессингуется для того, чтобы как можно быстрее отвоевать мяч назад. Это практикуется многими командами. Раньше так не было.

В каких отдельных областях — воспитание, развитие игрока — есть наибольшой потенциал?
Тут есть некоторые. Чтобы сделать игру более быстрой, нужно сперва иметь определенный игровой интеллект. Потом уже идет техника работы с мячом. Чтобы соответствовать амбициям, нужно так же иметь топ-кондиции. На мой взгляд, наибольший потенциал в воспитании игрока лежит в технике работы с мячом.  Я считаю, что во многих клубах не особенно хорошо работают в этой области. К примеру, контролировать мяч на высокой скорости и затем сразу сыграть длинный диагональный пас вперед — такое удается сделать не каждому игроку. Когда владеешь этим, то соперник оказывается в замешательстве. Так можно сделать игру лучше и быстрее. Или когда игрок делает прекрасный пас вперед на высокой скорости, чтобы ошеломить соперника, это так же то, что мне нравится. Современный игрок должен уметь играть обеими ногами. Самая актуальная область в вопросе обучения игрока находится в аспекте техники работы с мячом. Тут еще есть большая необходимость в улучшении.

Дрибблинг, как и прежде, важен в сегодняшней игре?
Определенно. Ведь за счет сильного дрибблинга делают различие между командами. Просто посмотрите на Арьена Роббена или Франка Рибери, которые способны это сделать, неважно причем, в ситуации один на один или один на два. Этот тип игроков невероятно важен, так как в остальном игра скучна. Играть только передачами незрелищно. Поэтому в воспитании игроков и впредь должен усиленно делаться акцент на дрибблинг. Игрок, который одним дрибблингом устраняет двух игроков соперника и потом играет прекрасный пас, олицетворяет смысл всей командной игры. Для меня необходимо иметь в своих рядах игроков, которые умеют делать дрибблинг, так как они в любое время игры могут создать решающий момент. Сделать это только передачами почти невозможно.

Как обстоят дела с анализом соперника и матчей? Считаете ли Вы, что футбол становится все более нагруженным влиянием спортивной науки и технологий?
В действительности, это не моя самая любимая тема. Для меня важно, чтобы футбол оставался простым. Не нужно усложнять этот вид спорта, потому что иначе зрители остаются в стороне от игры. Только техника игры обеспечивает то, что сам футбол становится всё быстрее и интенсивней. Когда команда ограничена в технике игры, у нее появляются большие проблемы с тем, чтобы быть конкурентоспособной на высоком уровне. Для этого игрок должен уметь предвосхищать действия соперника и быстро действовать. И сегодня я еще вижу много игроков, которые испытывают трудности, когда мяч летит и должен быть остановлен. Так что у многих игроков имеются дефициты в технике.

Вы доверяете видеоанализу?
Чтобы ничего не оставлять на волю случая. Самое важное в нем — анализ нашего последнего матча в деталях. Так можно улучшить много вещей в игре. После этого следует анализ будущего соперника: как он играет, в чем его сильные и слабые стороны и так далее. Даже если команда выигрывает 5:0, всегда есть, что анализировать, чтобы продвинуть вперед в развитии как индивидуально игрока, так и команду в целом.

Насколько эффективно управление командой во время игры?
Это важно, но более важным остается то, какую работу проделывает тренер со своей командой посреди недели: какие упражнения были сделаны, в том числе в зависимости от стиля игры следующего соперника. Но и день игры важен: мотивация, слова в перерыве в  раздевалке. И во время матча детали так же нельзя недооценивать, прежде всего, что касается тактики. Поэтому коучинг во время игры не переоценен. Так же нужно решаться на правильную замену в нужный момент игры, чтобы увеличить преимущество, или обороняться, или наверстать отставание в счете.

В конечном счете, что самое важное для тренера?
То, что он держит под контролем каждый фактор в любой момент времени: отношение к своим игрокам, к своим коллегам, к официальным лицам клуба, к своим сотрудникам, к судьям, к медицинскому штабу и к прессе. Всегда нужно иметь чувство, что ты в любое время держишь под контролем свою работу и что в любое время знаешь, как обходиться со своими игроками. Человеческий фактор стоит превыше всего.

Играет ли импровизация так же важную роль в Вашей ежедневной работе?
Я скорее сказал бы, что очень важна интуиция. Импровизировать тяжело, скорее планировать я считаю более важным.

Не бывает ли у Вас иногда впечатление, что существует опасность того, что Ваши игроки скучают на тренировках?
Это так же относится к задаче тренера, что он прикладывает все силы для того, чтобы упражнения варьировались достаточно, чтобы быть креативным. В каждодневной работе это, конечно, очень важно. И сам тренер так же должен смотреть на себя самого, чтобы он учился этому, касается ли это обхождения с игроками или элемента игры. Будучи тренером, нужно постоянно критически смотреть на себя, чтобы не застаиваться в развитии. Иначе нельзя быть успешным на долгий срок.

Может ли тренер скучать по прошествии определенного времени?
Чтобы никогда работа не становилась скучной, нужно задавать себе самый важный вопрос: что я могу делать каждый день лучше? Этот вопрос я задаю себе ежедневно. Поэтому я уже несколько лет имею успех на высочайшем уровне и каждый день получаю удовольствие от своей работы. Так же нужно постоянно расширять свой кругозор, смотреть на футбол не только в Европе, где я уже интенсивно слежу за французским, немецким, английским, португальским и швейцарским чемпионатами, Италия от Ниццы тоже не так далеко, но и порой анализировать матчи или тренировки на других континентах. Всегда есть что-то новое, что можно открыть для себя. Я всегда жажду нового и любознателен.

Когда в конце 80-х при игре за «Серветт» Вы делили одну комнату с Карл-Хайнц Румменигге, планировали ли Вы уже тогда стать когда-нибудь тренером?
В действительности, нет. С Карл-Хайнцем мы много говорили о возможном стартовом составе нашего тренера, как будет играть наш следующий соперник и так далее. Хотя мы были игроками, но мы уже тогда интересовались многими тактическими вещами.

Когда Вы начали работать в качестве тренера?
В 1991 году, когда мне было 34 года, я уже размышлял о своем будущем после игровой карьеры. Сперва я тренировал молодежные команды и мне сразу это понравилось. Это было решающим для дальнейшего хода моей карьеры. После этого я работал с командой третьей лиги и так далее. Когда тебе 32-33 года, очень важно думать о своем будущем, иначе потом станет трудно. Сегодня карьера игрока длится приблизительно 10 лет и все проходит быстрее, так что непременно нужно готовиться к своему будущему, чтобы не упустить «поезд». Когда, будучи игроком, уделяешь внимание только карьере и не оглядываешься порой и не размышляешь о своем будущем, тогда потом станет тяжело. Это совет всем игрокам.

Знаете ли Вы, сколько часов Вы работаете ежедневно?
Я не считаю. Для меня моя работа — только удовольствие. Что мне более всего нравится, это работа с командой. Я бы стал считать, сколько часов я работаю, если работа стала бы для меня скучной.

Вам необходима каждодневная работа с командой или Вас восхитила бы однажды и работа со сборной?
Честно говоря, я никогда не ставил себе такой вопрос. Я люблю свою работу клубного тренера. Но никогда не знаешь, что принесет будущее.

Вы будете тренировать до последнего дня своей жизни или когда-нибудь уйдете на пенсию?
Когда-нибудь я прекращу работать в футболе, но не целиком и полностью. Мне было бы тяжело без мяча, без футбола. Уж слишком велика моя любовь к нему.

Когда Вы видите 28-летнего тренера, который с «Хоффенхаймом» по-новому перемешивает вершину таблицы Бундеслиги, как Вам нравится это?
Я считаю это прекрасным, а официальные лица «Хоффенхайма» были мужественны при выборе тренера, но будучи им нужно проделывать хорошую работу на средний – долгий срок, а не только лишь в течение 6 месяцев. То, что делает Юлиан Нагельсманн в «Хоффенхайме», это потрясающе. Он вносит свежий ветер в Бундеслигу.

Нужно ли быть великим игроком, чтобы стать великим тренером?
Есть все возможные примеры. Арриго Сакки ввел в «Милане» новый стиль игры после того, как в бытность игроком у него не было большой карьеры. Он изобрел схему 4-4-2 с высоким прессингом соперника. Есть много подобных примеров тренеров, которые не были известны как игроки, а после этого имели выдающуюся карьеру тренера. Понятно, что игрок, у которого была потрясающая игровая карьера и который потом начинает работать тренером, имеет совершенную другую установку, чем если наоборот. Но те, кто не были великими игроками, не только теоретики, они так же могут совершать великие дела. Они привносят новые идеи. На этот счет есть невероятно много примеров. Были бы они некомпетентны, они тогда не смогли бы долго продержаться как тренеры на самом высоком уровне. И наоборот тоже так же: игрок, который выиграл всё, не всегда добивается успеха как тренер. Это нельзя предвидеть. То, что в Бундеслиге в настоящий момент так много молодых тренеров удивляют своей работой, это хорошо для футбола.

Для Вас есть тренеры, с которых Вы берете пример или даже порой внутренне спрашиваете совета? Или Вы всегда всё решаете сами по собственному опыту и в разговорах с тренерским штабом?
Собственно, свои решения я всегда принимаю вместе со своей командой тренеров. У меня достаточно опыта, чтобы не поддаваться влиянию других тренеров при принятии своих решений.

Есть тренер, который особенно вдохновил Вас?
Тренером, который меня вдохновил, был Йохан Кройф. Еще как игрок и впоследствии как тренер Барселоны. Так же я ценю таких тренеров, как Арсен Венгер и Кристиан Гуркюфф из «Ренна». Мы поддерживаем очень хорошие контакты. Когда я тренировал молодежные команды, я использовал свое свободное время для того, чтобы навещать различных тренеров для обмена опытом. Я был в начале работы Венгера в «Арсенале», был в гостях у Раймона Гуталса в Бельгии, у Оттмара Хитцфельда в Баварии и, прежде всего, у Кройфа в 1993 году в Барселоне. Там я был две недели. Но я наблюдал за его работой еще ранее: как он позволяет играть Барсе, насколько подвижно действовала его команда, с мячом или без, предвосхищение действий соперника и так далее. Так же Теле Сантана в качестве тренера сборной Бразилии тоже меня впечатлил. Он был фантастичен.

Кажется, Вы так же цените и Пепа Гвардиолу.
Пеп — логичный преемник Йохана Кройфа. В 1993 году в Барсе он был тогда в центре поля стратегом. Он был очень умным. Когда у игрока высокая культура игры, тогда у него есть хорошие шансы стать и хорошим тренером. Я вспоминаю первые 60 минут первого матча 1/8 финала Лиги Чемпионов в гостях у «Ювентуса» (2:2) в феврале 2016 года, когда «Юве» едва ли получал мяч, так как Бавария играла в крайне высокий прессинг. Гвардиола и в ходе матча изменил схему игры. Как тренер он — один из лучших.

Но не перебарщивает ли он со своей игрой в пас?
Пеп придает очень большое значение владению мячом, равно как и я. Но владение мячом ради владения мячом — такое меня не интересует. При владении мячом должно быть много движения, чтобы попытаться забить гол. Я — фанат владения мячом.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта