ЧАТ BVB-RUSSIA

Разгром НЕДЕЛИ
Боруссия одерживает свою самую крупную победу в сезоне в особой форме по случаю 110-летия клуба!

19 июня 2011 г.

Большое интервью с Томасом Трессом

Интервью от 6 июня 2011 года.

С 2006 года Томас Тресс отвечает в «Боруссии» за сферы финансов и организацию, вместе с Хансом-Иоахимом Вацке он имеет решающий вклад в реструктуризацию и в удачное возрождение клуба. В интервью Тресс бросает взгляд на прошедшие годы и поясняет, какие реформы необходимы, чтобы укреплять и дальше конкурентоспособность Бундеслиги. А так же он говорит о воздействиях новых правил финансового Fairplay, о потенциально возможных ловушках и недостающих мер санкций и о долгосрочном значении правила «50+1» для Бундеслиги.


Герр Тресс, вы как управляющий делами «Боруссии» ответственны за финансы и организацию, что по-новому по-немецки называется CFO. Мы начинаем с вопроса, который вы определенно слышите чаще: что должно пониматься под CFO?
Тресс: По существу я забочусь о тех вещах, которые фанат клуба может не понимать, но которые, несмотря на это, должны быть выполнены порядочно и четко. Сюда относятся наш Интернет-сайт или проекты как meinBVB.de, вся деятельность вне спортивного, правового и открытого для прессы будничного дела и моя главная сфера финансы. Итак это управление и расширение ликвидности, повышение цен издержек и все другие аспекты, которые кажутся фанатам в большинстве своем не такими увлекательными. Если вы хотите, то речь идет о своего рода функции министра внутренних дел в разграничении полномочий от Ханса-Иоахима Вацке, который представляет лицо «Боруссии» с внешней стороны.

Можете ли вы проиллюстрировать это на примере?
Тресс: Принципиально очень хорошо можно прочитать у вас на форуме, когда у нас в клубе дела идут не очень гладко. И когда дискуссии по поводу горячей линии по бронированию билетов не хотели утихать, я попросил дать мне цифры об обусловленных сбоем системы проблемах и нашел их в размере 40% слишком высокими. Итак, мы переделали систему и понизили коэффициент сбоя на 5%, что является прекрасным успехом при 40 тысяч запросах в день.

Помимо Ханса-Иоахима Вацке, так же господа Раубалль, Цорк и Клопп остаются всегда на виду. Не беспокоит ли вас, что ваша работа экономической прессой освещается скорее плохо?
Тресс: Люди любят «Боруссию» Дортмунд за футбол. И за него отвечают, конечно, игроки, тренер, спортивный директор и, в случае с герром Вацке, финансовый директор. Шеф по финансам же принципиально не стоит в центре внимания или же не должен этого делать, так как в этом случае большинство забот было бы видно снаружи. Кроме того, я видел себя всегда как ориентированный на задачи человек – я, конечно, внес свой вклад в подъем команды в последние годы, но я никогда не развивал в себе тщеславие быть публикуемым из-за этого в различных газетах.

Уже можно иметь порой чувство, что многие фанаты и представители масс-медиа не умеют ценить или уже давно забыли ту геркулесовую задачу по оздоровлению клуба.
Тресс: Мы не обязаны это вывешивать высоко, чтобы напоминать каждый раз. В конце концов, сегодня больше уже почти никто не знает, кто был президентом «Боруссии» 40 лет назад и что он сделал и не сделал. Такую же судьбу будут когда-нибудь делить так же и господа Раубалль, Вацке и Тресс. Единственное важное тогда будет то, что мы смогли сделать это. Я сам знаю, какой вклад я внес, и люди в клубе знают это так же, а внешнее подтверждение всего этого со стороны прессы в этом вовсе не нуждается.

Я не уклоняюсь слишком далеко от окна, если буду утверждать, что текущий финансовый год мог бы быть по вашему вкусу. Примерно 13 млн.евро, вырученные за Нельсона Вальдеса и Нури Шахина, к тому же доходы от Лиги Европы, выросшие доходы от ТВ-трансляций, возможные премии за успех со стороны спонсоров и крайне доходная Лига Чемпионов перед глазами – это все уже очень порядочные цифры для регионального уровня…
Тресс: И мы добились этого успеха как в спортивном, так и в финансовом плане! И вместо того, чтобы оплачивать высокие счета до вечности и генерировать новые долги в силу старых, мы создали солидный фундамент для Лиги Чемпионов – все, что мы там заработаем, мы так же будем удерживать. Для меня это самое прекрасное в этом сезоне, и я этим горжусь.
Что касается Вернера Ханша и его высказывания о провинциальной марке «Боруссии» Дортмунд, позвольте мне выразить это таким образом: если он выставляет свое высказывание как представитель Гельзенкирхена, что будто бы Шальке – национальная, а Бавария – мировая марка, то я не хочу тут ему перечить. Но если, конечно, бросать взгляд на исследования, какие проводит Sportfive, к примеру, для определения распределения поклонников по клубам Бундеслиги в Германии, то вся остальная часть его высказывания быстро становится нелепой.

Но высказывание Ханша не в последнюю очередь говорит о новой скромности, с которой связывают «Боруссию» Дортмунд: другие инвестируют огромные суммы для выигрыша Лиги Чемпионов или же первого чемпионата после рождества Христова, в то время, как «Боруссия» ставит ногу перед этими другими и празднует непреодолимое триумфальное шествие.
Тресс: (смеется) «Боруссия» Дортмунд на собственном сносном опыте вынуждена была заметить, что происходит, когда краткосрочный спортивный успех связан с долгосрочными финансовыми рисками. Этот урок глубоко укоренился в акционерном обществе, в людях и комитетах. Конечно, мы знаем, что мы успешны в этом году и что играем в следующем году в Лиге Чемпионов, но мы выучились так же на ошибках прошлого и так же знаем, что должны страховать «Боруссию» Дортмунд продолжительно и на долгий срок. В конце концов, после успеха снова будет время, в которое мы хотим видеть хороший футбол и иметь возможность участвовать в борьбе за высокие места.
Конечно, если мы полагаем, что нам нужна команда на уровне с Манчестер Юнайтед и для этого мы отдаем больше, чем мы, вероятно, получаем от доходов на групповой стадии Лиги Чемпионов, тогда это был бы ничем не подсчитываемый риск. И тогда когда-нибудь даже выдолбленная в камне фраза «Боруссия Дортмунд никогда не погибнет» больше не была бы правдой. Именно поэтому мы как хорошие бизнесмены принимаем производственно-экономические знания 21 века и будем и впредь вести себя благоразумно.

Согласно сообщениям СМИ, трансфер Мустафы Амини может не удасться, так как сумма отступных может увеличиться. С другой стороны, за Лукаса Барриоса могли бы проситься более чем 20 млн.евро безо всякого движения. У фанатов оба этих сообщения нашли скорее позитивное отражение: не нужно выкладывать деньги из собственного кармана, но и со взглядом на Лигу Чемпионов начинать большой распродажи игроков.
Тресс: Вы, конечно, меня простите, что я отдельно не высказываюсь от трансферных спекуляциях и буду ограничиваться общими формулировками. И они предусматривают, как правило, 2 критерия: сперва сами игроки разбираются с этим вопросом, что имело бы смысл и нужно ли это. На втором шаге следует экономическое рассмотрение, нужно ли, например, оправдывать финансовый риск или могут ли потенциальные предложения от клубов (то есть, деньги, которые готовы отдать клубы за нашего игрока) компенсировать потерю игрока в спортивном отношении. При этом мы, конечно, рассматриваем положение на рынке, какие доходы можно получить в еврокубках. И как мы это делаем и проворачиваем, мы всегда приходим к знанию: мы можем лишь 1 раз отдавать каждое евро и принимать решения не отдельно лишь по спортивным причинам, если мы хотим отдавать должное нашей ответственности как бизнесмены. Всегда речь идет о том, чтобы делать все лучшее именно в отношении клуба.
Если вы хотите пример: мы отпустили Александа Фрая именно в тот момент времени, когда он просил об этом для перехода в другой клуб и когда он имел лишь 1 год действия контракта. И вместо него мы посчитали благоразумным приобрести Лукаса Барриоса, который в свои 24 года мог бы приносить нам еще долгое время много радости. Вопреки всем скаутинговым анализам, это, конечно, было небольшое приключение, и фанаты кричали бы, если бы Барриос не раскрылся. Но все же мы должны при соответствующем случае идти на такой риск.

Оставляете ли вы как шеф по финансам право вето, если речь идет об определенных размерах трансфера?
Тресс: Нет. Мы имеем очень большое взаимное доверие и считаем уже давно имеющим смысл, что каждый действует в рамках своей компетенции. Это означает, что герр Вацке и я обсуждаем периодически, какой размер с точки зрения финансовой сферы имеется в распоряжении для трансферов игроков и их зарплат. А какие следуют после этого трансферы и соглашения по зарплатам, это уже все идет в ответственность Вацке и Цорка в тесном согласовании с тренером. Я вообще не хочу вмешиваться в эти интересы, так как я не считаю их своей личной компетенцией и доверяю своим коллегам.

Команда в этом сезоне показывала на собственном примере идеалы, которые вы для всей Бундеслиги определили как девиз: привлекательность, солидарность и стабильность…
Тресс: (смеется) И есть действительно кто-то, кто это читает!

Цели, конечно, обычно всегда бывают общими, вот только при претворении их в жизнь расходятся мнения. Где проходят, на ваш взгляд, конфликтные линии?
Тресс: Конфликтные линии проходят там, где действующие лица принимают свои дела во внимание лишь краткосрочно, но не думают стратегически или долгосрочно в интересах всей лиги. И тогда они имеют проблему с клубами, которые видят прицел на быстрое получение денег или же хотят снимать сливки, так как они не представляют собой никакого сильного бренда и не могут привязать к себе большую массу фанатов.
Я убежден в том, что Немецкая Футбольная Лига и в особенности герр За          йферт изучил уже ситуацию и многие клубы ее отражают, даже если она не выражается публично. В основном нельзя получить привлекательность и международную конкурентоспособность, если все пекутся только о собственных успехах и позволяют себе ронять темы бренда и привязывания фанатов позади – конкретно мы будем видеть через 2 года, как будет решаться лига при распределении ТВ-денег.

Несколько дней назад Кристиан Зайферт прокомментировал высказывание Иоахима Лёва, что будто бы Бундеслига хромает позади английской и испанской лиг, причем соответствующим образом явно хромает. Он поднял вопрос, а не берет ли Лёв в виде этих лиг неправильные образцы для подражания.
Тресс: Своим высказыванием Зайферт имел целью, пожалуй, то, что в этих странах успехи клубов были реализованы благодаря очень большому количеству денег внешних инвесторов и многие клубы вынуждены были залезть глубоко в долги, чтобы поспевать за своим же собственным гипертрофированным развитием. Но все же при этом это ничего, кроме Пирровой победы, уметь показывать спортивный успех, но зато угрожать стабильности клубов и всей лиги высокими рисками.
Бундеслига же известна своим благоразумным ведением дел. У нас очень хороший процесс лицензирования и при солидарном распределении ТВ-денег выдающийся экономический базис, который нам достанет преимущества в ближайшие годы в международном соревновании – так мы уже перегнали Италию в 5-летнем рейтинге и больше не так сильно отстаем от Испании. И в этом отношении я могу признать правоту герра Зайферта и должен поставить герру Лёву вопрос, как он может делать такое суждение без какой-либо оценки экономических задних планов.

При распределении ТВ-денег могло бы быть так же интересно рассматривать рейтинги. Когда игры, такие как Байер – Хоффенхайм в 31-м туре, не интересуют одну тысячу людей, то тут напрашивается один-другой вопрос.
Тресс: Привлекательность Бундеслиги основывается на сильных брендах с идентификационным воздействием: клубы, как Бавария, «Боруссия» Дортмунд или Гамбург, делают это с легкостью, но так же и Менхенгладбах, Кельн или Нюрнберг относятся к этой группе. Они вносят свой вклад, в котором они на уровне Германии заполняют стадионы и побуждают своих фанатов, к примеру, к тому, чтобы покупать ТВ-абонементы.
Нельзя игнорировать этот успех на долгий срок и признавать лишь только спортивные итоги выступления команды как единственное мерило. Это распределение денег не совсем соответствует своим причинам и не соответствует так же нашим мыслям солидарности честно обходиться друг с другом и не отображать массовое нарушение правил конкурентной борьбы. Отдельные клубы снабжать чрезмерно деньгами, толкать в спортивном плане и вытеснять при этом популярные клубы, но которые имеют на данный момент меньше денег, то такие клубы не будут функционировать долгосрочно. Но на короткий срок это нам не поможет отнимать у определенных клубов деньги.
Решение в итоге будет лежать в том, чтобы сравнивать объемы следующего раунда переговоров с нынешним и распределять деньги, к примеру, через выходящую из статуса-кво долю в фанатах в Германии. Таким образом, все клубы могли быть подведенными долгосрочно к тому, чтобы заострять свой бренд и делать больше для своих фанатов. Так же этот образ действия был бы корректен, так как никого не исключало бы. Почему Хоффенхайм или Вольфсбург не могут участвовать в такой же системе, если люди интересуются их матчами?
Только одну опасность я вижу отчетливо: если клубы с большим количеством денег и со спортивным успехом постоянно препятствуют своим большим приверженцам, то тогда они уже надолго не будут видеться в состоянии вести себя солидарно – возможно, даже Бавария.

С точки зрения фанатов особенно директива финансового Fairplay могла бы представлять большой интерес. Кое-что уже можно было слышать и читать о ней, но по-настоящему правильно поняли ее до сегодняшних дней очень немногие. Какие надежды мы можем возлагать на эту директиву, а какие лучше не нужно?
Тресс: Эта директива принималась с основной в ней заложенной мыслью, что клубы должны следовать старой коммерческой мудрости «Не трать больше, чем ты получаешь». Это все, конечно, возвращалось не к особенному какому-то альтруизму или же к принципиальным проблемам УЕФА со спонсорами, а к нездоровому увеличению зарплат игроков и сумм, выплачиваемых за них. Международное букмекерство привело несколько клубов к тому, чтобы перешагнуть границы своих экономических возможностей и нагромоздить гору долгов, которые не в последнюю очередь еще долго будут нагружать спортивный успех. И здесь УЕФА вынуждено было нажать на тормоз, и это было сделано очень хорошо и очень правильно.
Проблему я вижу в том, что еще не слишком жестко определены последствия за нарушения Директивы. Сейчас там говорится по смыслу «Если клуб не достигает показателя, юридический комитет принимает дальнейшие меры, которые могут вести вплоть до исключения из соревнования». Но будет ли УЕФА действительно доставать тяжелый меч и исключать клуб большого калибра, как Реал или МЮ, из Лиги Чемпионов? Сегодня на этот вопрос нельзя ответить в полном смысле. И все же ситуация будет заостряться постепенно в ближайшие годы так, что все клубы должны будут ориентироваться на эти правила игры. Для нас и для других это будет означать, что зарплаты игроков и суммы, отдаваемые за них клубами, будут двигаться вниз или же оставаться на уровне.

Такие же мысли высказал Карл-Хайнц Румменигге на последней неделе газете Welt am Sonntag «Должны иметься последствия за нарушения правил, но еще не установлено никакого перечня штрафов. И побегут ли видящие подступающую угрозу английские, испанские и итальянские топ-клубы или они полагают, что эта история не серьезна и ее не нужно воспринимать всерьез?». И единая позиция с Баварией при таком оттенке могла бы иметь смысл.
Тресс: Для Бундеслиги речь идет о вопросе, как мы можем поставить эту Директиву и возможные штрафные санкции в наши собственные уставы. Это, конечно, коснулось бы Бундеслиги, и, возможно, даже второй Бундеслиги. И в начале июня во Франкфурте будет первое информативное мероприятие. Помимо Баварии, мы нуждаемся потом в единой позиции со всей Бундеслигой – я исхожу из того, что Немецкая Футбольная Лига будет интенсивно обсуждать эту тему и обращение с ней на финансовой комиссии. Однако, после позитивных опытов с правилом «50+1» и солидарным распределением ТВ-денег, мы, пожалуй, не причиним никакого вреда, если введем у нас благоразумным образом Директиву финансового Fairplay.
Позже потом мы увидим, как поведут себя большие клубы из Испании и Англии и как УЕФА будет при соответствующем случае наказывать за нарушение правил финансового Fairplay. Я со своей стороны убежден, что Карл-Хайнц Румменигге и Карл Хопфнер в своих должностях при Ассоциации Европейских Клубов и при УЕФА соответственно будут усиленно ратовать за то, чтобы эти правила Fairplay были претворены в жизнь убедительно.

Возможно, дает нам на этом месте смысл рассматривать процесс лицензирования точнее. Что должна сделать «Боруссия» Дортмунд, чтобы получить лицензию на Бундеслигу и еврокубки?
Тресс: (смеется) Я, собственно, не отважусь сейчас на докторскую работу и еще не выучил это наизусть…

Тем лучше, тогда это остается кратким и понятным…
Тресс: (смеется) Я попытаюсь!
Если существует спортивная квалификация, то должно быть выполнено множество организационных предписаний. Они касаются, к примеру, аспекта безопасности стадиона и требований к стадиону в целом, правовые постановки вопроса в отношении СМИ и экономической дееспособности. Все это означает: в состоянии ли клуб пережить все это в следующем сезоне? И Немецкая Футбольная Лига должна проверить, что ни неликвидность, ни задолженность – 2 критерия неплатежеспособности в Германии – не существуют. И для этого нужно подавать еще целый ряд документов: балансы, счета планирования, иллюстрации обеспечения ликвидности, итак, несколько очень толстых книг и папок. Затем можно получить лицензию, которая при статус-кво одинаковым образом действует на Лигу Европы и Лигу Чемпионов. С 2013 года Директива финансового Fairplay станет дополнительным барьером для участия в еврокубках. И мы будем теперь устанавливать этот барьер при национальном процессе получения лицензии.

При этом идею такого Fairplay можно было считать немного недоработанной: у клубов Бундеслиги существуют разные правовые формы, из которых вытекает представление разных документов. Не нужно ли попытаться теперь присоединить в качестве первого шага выдачу лицензии на основе унифицированной публикации релевантных индексов?
Тресс: Мы не защитились бы от этого, так как мы как акционерное общество так или иначе должны предоставлять прозрачность каждому, кто интересуется нашей структурой доходов и издержек. Эта прозрачность у всех клубов Бундеслиги была бы хорошей добродетелью, так как не в последнюю очередь многие люди лишь с трудом могут понять, почему многие клубы получают лицензию, а другие нет. С другой стороны, нужно учитывать и мысли о некоторой защите. Как раз если клубы попадают под трудный фарватер, то публикация их финансовых данных скорее контрпродуктивна при решении созданных этими же клубами проблем. И нужно ли заходить так далеко, чтобы взвешивать лишь случайный интерес фанатов клубом против существования самого клуба? Очень трудно сказать.

Не позволяют ли комплексные структуры владения и налога с прибыли свободу для сокрытия потенциальных пожертвований, которым противостоит Директива финансового Fairplay?
Тресс: УЕФА – европейская организация американского образца, это означает, что она кладет в основу при лицензировании рассмотрение работы концерна (акционерного общества клуба), при котором не имеют значение дифференцированные структуры. Напротив, немецкий процесс лицензирования ставит на рассмотрение отдельных случаев, что я считаю, экономически рассматривая, неквалифицированным.
Особенно потому что можно злоупотреблять упомянутыми вами различными структурами и это вовсе не экономически управляемые клубы, которые принимают участие в таком соревновании, как Бундеслига или Лига Европы. Из этого противоречия при реализации этой директивы финансового Fairplay в Германии появится один из существенных вопросов, а именно в какой мере перемена взглядов при отдельно принимаемых решениях будет необходима при рассмотрении дел концерна.

Принципиально мы должны иметь дело при директиве финансового Fairplay с очень непонятным для дилетантов структурным компонентом. 1 лишь информационная брошюра УЕФА имеет более 100 страниц, из которых 6 страниц занимают только одни понятия. И тут очень сильно напрашивается предположение, что за этой массой тарабарщины мог бы быть спрятан один-другой подвох.
Тресс: Из-за этого вы не должны себе позволять заблуждаться. УЕФА как организации американского образца привычно ставить определения в начале договора вместо того, чтобы упоминать их тогда, когда это необходимо. И хотя они уже листаются чуть ли не до дыр, мы ничего не сможем изменить в этом понимании права.

Что не может ослабить подозрения насчет существования подвохов.
Тресс: Это подозрения и нельзя ослабить, так как существуют эти самые подвохи. Например: если участвующий партнер выступает спонсором своего клуба, что имеет место быть у Байера или Вольфсбурга, то это спонсорство должно быть принятым в условиях рынка. Но тут возникает вопрос: с какой суммы контракт с главным спонсором является приемлемым в условиях рынка? Или представьте себе такой сценарий: партнер знает, что клуб интересуется игроком из Южной Америки. В качестве суммы за игрока требуется 10 млн.евро, но в распоряжении имеется только 4 млн.евро. И тогда может ли партнер говорить южноамериканскому клубу «Хорошо, мы сделаем рекламу и выплатим 6 млн.евро, если вы понизите вашу требуемую сумму на 4 млн.евро»?
Эти попытки обхода Директивы могут быть, и остается вопрос, будет ли и в каком объеме возможно их обнаружить. Но с годами для клубов будет все труднее иметь возможности для обхода. Это когда-нибудь больше не станет возможным. Чтобы стать конкретным: для лицензии на сезон 2013/14 инвесторы должны накапливать более 3 лет 40 млн.евро, к сезону 2017/18 еще лишь 30 млн.евро, после чего клубы должны через каждый год хозяйственной деятельностью иметь лишь 5 млн.евро дефицита. Корсет будет становится все более тесным, дополнительно УЕФА выгадывает данные опыта и может добавлять новые определяющие характеристики, чтобы стать специфичней и еще острее иметь контроль над механизмами.

Можно было прочитать опасения, что многие клубы в период перехода к новым правилам финансового Fairplay могли бы еще раз по-настоящему раскидаться деньгами. Мы должны будем краткосрочно привыкать ко взрыву цен на игроков и их зарплаты?
Тресс: Я тоже слышал эти истории, но верю в них, однако, только ограниченно. В конце концов, эти клубы в период действия контрактов игроков перенесли бы все баснословные суммы и не имели бы ни одного шанса прекратить рост объемов очень сильно от одного года в другой. Таким образом, хотя переходные суммы могут звучать еще много, все же если вы противопоставляете ежегодному обороту в 100 млн.евро выплаты зарплат в размере 150 млн.евро, то 45 млн.евро в расчете на 3 года уже недостаточно.
Естественно, несмотря на это, могут иметься клубы, которые будут думать, что они как азартный игрок умнее, чем правила, и могли бы задним числом еще что-то подправить. Мои ожидания и надежды тогда лежали бы в том, что один или другой из этих клубов мог бы потерпеть фиаско. Но сперва давайте подождем и посмотрим, какие трансферные суммы будут выплачиваться до закрытия трансферного окна в августе.

Действительно должны ставится через эту Директиву стимулы для содействия воспитанию собственных воспитанников, мероприятия чего были исключены из рассмотрения. То же самое относится и к постройкам новых стадионов, которые – даже в таком испанском топ-клубе, как Валенсия – могут вызвать большие проблемы.
Тресс: За этим стоит мысль, чтобы инфраструктурные различия клубов не должны воздействовать в нагрузку на клубы, которые обладают собственным стадионом или не имеют такого в собственном владении. Будут ли правила финансового Fairplay всегда достигать цели, что в будущем все клубы всеобъемлюще экономически будут оставаться стабильными, мы можем спорить по этому поводу особенно увлекательно. Однако, уверен, что вы никогда не сможете убить все цели только лишь одним регулирующим механизмом. В последней части фразы это находится в ответственности клубов, в какой мере они хотят устанавливать большую экономическую компетенцию в свои руководящие структуры. Если они делают бессмысленное, то тогда их не смогут спасти и правила финансового Fairplay.

Как раз от этой компетенции отказываются охотно клубы, так как они склоняются к тому, чтобы назначить на посты скорее любимцев публики, а не экспертов или опытных менеджеров.
Тресс: Существуют некоторые предписания УЕФА, какую компетенцию, к примеру, должен иметь директор клуба по финансам и организации – но мы не должны «вытряхивать ребенка из ванной» и хотим предписывать все каждому детально. И здесь будет задан вопрос многим клубам, хотят ли они стать более профессиональными. Уже многие клубы потерпели неудачу из-за своей самонадеянности, без того, чтобы это стало теперь делом УЕФА, чтобы, говоря жаргонно, «вправить им мозги».

Недавно Дитмар Хопп написал в одном комментарии: «Мне почти так кажется, что мы в Хоффенхайме первые и почти единственные, кто разбирается с воздействиями правил финансового Fairplay». Так как вы действительно хорошо ориентируетесь в этом, то вопрос: подражали ли вы в этом Хоффенхайму и разбирались ли вы с воздействиями этой Директивы на ваше дело?
Тресс: (смеется) Герр Хопп – это тот, кто многое сделал и многого добился не в последнюю очередь для Хоффенхайма. Разумеется, я очень сильно предполагаю, что он может смотреть меньше меня в «мозги» финансовых управляющих Бундеслиги. В этом отношении я не могу судить, на каком основании было порождено это высказывание.
Мы в любом случае интенсивно разбирались с директивой – не выучивая каждую деталь наизусть – и установили, что «Боруссия» Дортмунд без усилий и без труда соответствует всем заданным требованиям финансового Fairplay. Это мы хотим сохранять таким же образом и в будущем, так как мы постоянно преследуем цель достигать положительного завершения финансового года. Помимо этого, наши показатели в последние годы никогда не были настолько плохими, что мы этого не смогли бы достичь – все-таки со списанием расходов на стадион в размере примерно 7 млн.евро ведь отпала бы значительная часть наших расходов из индекса директивы финансового Fairplay. Итак, у нас нет никаких проблем, но мы так же не можем позволять себе этого, так как мы, к сожалению, не снабжены всегда свежими купюрами из денежного трубопровода.

В ходе своего комментария Хопп приветствует директиву финансового Fairplay и постановляет, что она укрепит Бундеслигу всемирно на долгий срок
Тресс: И вот тут он прав!

… но так же подчеркивает, что в будущем подъемы любительских клубов, таких, как Хоффенхайм, структурно будут невозможны. Преследуют ли уже давно существующие клубы через эту Директиву цель, чтобы убрать из «жилой комнаты» неугодных и нелюбимых «квартирантов»?
Тресс: Конечно, эти подъемы не совсем были бы невозможны, они просто должны будут развиваться более органично. С этого момента больше не могло бы развиваться так стремительно с помощью какого-то катализатора в виде денег иностранных инвестров и чтобы клубы пробегали все лиги подряд, как поезд под зеленый свет, но зато, как и раньше, клубы могут при последовательной работе подниматься от лиги к лиге и утверждаться там. Это обычно продолжается дольше, чем 4 года, но это все функционировало так и раньше, без существования спонсоров и богатых инвесторов.

Если инвесторы больше не смогут вкладывать такие деньги и не смогут праздновать быстрые успехи своих клубов, тогда кто-то, конечно, дойдет до такой мысли, что правило «50+1» себя уже изжило.
Тресс: Хотя «Правило 50+1» и Директива финансового Fairplay взаимно себя поддерживают и целятся в одинаковом направлении, то подобная аргументация взошла бы слишком коротко. Все-таки настоящие проблемы исходят не из экономических соображений инвесторов, а из проявления индивидуального тщеславия и вместе с ними неэкономическими интересами. Такие инвесторы склоняются к тому, что обращаются со своими клубами как с игрушками и не делают ничего для того, чтобы идентичность клуба становилась постоянной величиной.
Представьте себе, пришел бы сюда шейх и изменил бы клубные цвета в красно-зеленые, перестроил бы Южную трибуну в стоячую и переименовал бы клуб на манер каких-нибудь Эмиратов – любая идентификация с «Боруссией» Дортмунд была бы потеряна, посещаемость, мерчандайзинг и другие существенные сферы деятельности пострадали бы от этого. В самом худшем случае шейх потерял бы интерес к клубу, нагрузил бы клуб своими долгами и продал бы новому инвестору. Этого у нас никто не хочет пережить, поэтому я считаю рациональным и важным, чтобы правило «50+1» удерживалось бы длительно.

Несмотря на это, Мартин Кинд уже не раз угрожал, что свергнет это правило через европейскую юридическую процедуру.
Тресс: Герр Кинд должен был бы задать себе вопрос, а был бы возможен централизованный маректинг ТВ-прав в случае устранения этого правила и какие последствия это имело бы для клуба Ганновер. Со взглядом на рейтинги я бы предположил, что это был бы очень большой убыток. Кроме того, год назад Немецкая Футбольная Лига единогласно, за исключением герра Кинда, проголосовала за сохранение правила «50+1».
Я действительно не могу вам сказать, какой индивидуальный интерес здесь герр Кинд проявляет и какие он видит преимущества для своего клуба. И хотя он снова и снова заигрывает с мнимыми инвесторами, однако, я не могу даже вспомнить о прозрачном и достоверном отображении преимуществ для Ганновера. Кроме того, я не могу представить себе инвестора, который толкнул бы сильно наверх этот клуб, без того, чтобы его очень слабо изменить при этом. Тем более что минувший сезон показал, что можно иметь спортивный успех без привлечения инвесторов и благодаря порядочной работе.

Если же Кинд сделает все на самом деле: как будет позиционировать «Боруссия» в случае устранения правила «50+1»?
Тресс: Мы четко постановили в наших уставах, что разрыв правила «50+1» не принимается для нас в расчет. Как раз именно мы очень сильно использовали положения этого правила, когда мы находились в процессе реструктуризации. Мы могли бы спокойно привлечь новых инвесторов без того, чтобы упускать весло из рук, могли спокойно рекомендовать другим это правило. Вы ведь не полагаете, что инвесторы требовали чего-то другого, если бы не существовало правило «50+1»? При клубе «Мюнхен 1860» можно наблюдать аналогичные процессы, при которых немного заигрываются – для нас не в последнюю очередь остается важным, принимая во внимание будущие кризисы, иметь возможность и дальше рекомендовать и полагаться на это правило.

Надо надеяться, что эти времена больше никогда не вернуться. Вместо этого мы радуемся концу финансового отчетного года и чему-то еще, если вы можете нам дать в завершение беседы маленькое предвкушение…
Тресс: (смеется) Теперь я не могу объявить утратившим силу торговый закон и раздавать для этой цели релевантную информацию. Но что я могу сказать уверенно: мы ожидаем как в отдельном рассмотрении, так и в рассмотрении данных всего концерна позитивных результатов. Оба связаны со спортивным успехом, с чем мы можем привести доказательство, что спортивные и экономические цели нужно приводить в согласии. Каждый дортмундец будет радоваться этому.

Герр Тресс, спасибо большое за интересную беседу.

4 комментария :

  1. Spasibo za interviu i za perevod!!!

    ОтветитьУдалить
  2. Не за что, тем более, что Тресс высказал радужные мысли о том, что "Боруссия" не станет уподобляться таким клубам, как Хоффенхайм или Реал, которые очень много вкладывают денег в сравнении с доходами.

    ОтветитьУдалить
  3. da eto on v tochku!!!Intiresnii muzik,kak govoritsea chelovek na svoieom meste!!!

    ОтветитьУдалить
  4. Да даже не в этом дело, что интересный :) Видно, что он - профессионал. И у него такие же взгляды, как и у Вацке с Раубаллем. А когда вся команда имеет одинаковые мысли, это и есть команда единомышленников. Соответственно, не будет такого, что кто-то начнет гнуть только свою линию.
    Еще Крамер, кажется, директор по маркетингу, тоже умный мужик.

    ОтветитьУдалить

Яндекс.Метрика
Анализ сайта