ЧАТ BVB-RUSSIA

Пролет недели
Всего в течение одной минуты Боруссия пролетает мимо своей победы в Леверкузене

29 января 2014 г.

Юрген Клопп: «Я не хотел бы уметь проигрывать»

Он – один из самых современных и популярных тренеров в мировом футболе, но при этом он контрастен: главный тренер «Боруссии» Юрген Клопп считается харизматичным, очаровательным и вспыльчивым. В интервью изданию Die Welt он говорит о своих вспышках гнева, о своем восприятии справедливости и о его отказе в пользовании социальными сетями.

В настоящее время для Юргена Клоппа наступили тяжелые времена. С надеждами на чемпионство «Боруссия» уже распрощалась, а после ничьи с «Аугсбургом» (2:2) она вынуждена теперь и еще сильнее переживать за свое место в Лиге Чемпионов на следующий год. Потому что хотя отрыв от «Байера» составляет сейчас лишь 4 очка, но позади Дортмунда выстроилось сразу 3 команды, которые так же теоретически могут претендовать на попадание в Лигу Чемпионов. А тут еще и очередная травма игрока.

Герр Клопп, на гала-церемонии вручения Золотого мяча в Цюрихе Вы сидели рядом вместе с величайшими лицами мирового футбола. Какие мысли были у Вас в голове в тот вечер?
Я думал о том, как все для меня начиналось. Во время этой церемонии был очень трогательный момент, когда Юпп Хайнкесс рассказывал о своей последней игре в качестве тренера Баварии. Для него это был самый эмоциональный момент прошлого года, так как та игра состоялась в Мёнхенгладбахе. Там он начинал свою карьеру и там он ее закончил. И тут мне пришлось вспомнить о своей первой игре, которую я провел как игрок в Олденбурге. Но я надеюсь, что моя последняя игра состоится не там.

Хайнкесс был выбран в качестве лучшего тренера 2013 года в мире. Вы оказались на втором месте – впереди сэра Алекса Фергюсона. Вы горды этим?
Нет. В такие моменты я не воспринимаю никакой гордости, это мне чуждо. Это было классное представление, но на котором я себя чувствовал в некоторой степени неуместным. Я не могу точно объяснить, почему так.

Сейчас Вы просто кокетничаете.
Нет, я жду того дня, когда будут награждаться подобными наградами команды. Тогда я усажу весь свой тренерский штаб в автобус для вечеринки и буду отправляться на каждое чествование, какое нам должно было бы достаться. И мы точно испытывали бы огромное удовольствие.

Вы раньше никогда не мечтали о том, чтобы относится к числу самых лучших тренеров в мире?
Нет, подобных мечтаний у меня никогда не было. Но я всегда знал о своем личном счастье. Мне повезло с людьми, с которыми я начал работать вместе в Майнце, и со всеми теми, с кем я работаю сейчас в Дортмунде. У тебя может быть топ-команда и топ-тренерский штаб, но когда официальные лица клуба являются дураками, а ты работаешь на всю катушку, как ты хочешь, то у тебя, тем не менее, нет никаких шансов иметь успех. Чтобы в этой сфере быть на самом верху, ты должен иметь прекрасные клубы и команды. Так тренерская работа может быть черновой. Она для многих моих коллег сродни сидению на центрифуге: прежде чем они смогут показать, насколько они хороши, они уже снова оказываются не удел. И потом никто не спрашивает «Почему так случилось».

С Вами прежде еще такого не случалось.
Нет. В течение всей своей карьеры я никогда не был на грани провала. Мне еще никто никогда не говорил «Если сейчас команда не выиграет, ты уходишь». Это исключительно.

В настоящее время отставание Вашей «Боруссии» от лидера таблицы Баварии по-настоящему большое. У «Боруссии» к концу первого круга закончились силы после напряженных лет с многочисленными успехами в них?
Возможно, к концу первого круга нам не хватало немного концентрации. Сил в любом случае нет. В последней игре против «Герты» с пробегом в 128 км мы еще взломали наш собственный рекорд. Но ты можешь пробежать как раз 128 км и несмотря на это проиграть. Мы вышли в 1/8 финала Лиги Чемпионов без 7 травмированных игроков. Это необыкновенно. Мне на память пришло бы не так много команд, которые бы справились с этим. Но за это мы не должны получать медаль – это просто наша обязанность как команды. Но проблемой было то, что игроки в первом круге выбывали из строя в тот момент, в которых мы не могли тренироваться по-настоящему. Вся статика нашей игры внезапно пропала.

Могли бы Вы предотвратить это, если бы Ваш состав был еще шире?
Команда, у которой одновременно травмируется так много игроков, не може иметь лучшую фазу своего развития. Хотя я полагаю, мы хорошо справились с нашими проблемами. Но мы были вынуждены признать, что соперники играют против нас с особенной мотивацией. Нас рассматривают сейчас как Баварию в уменьшенной копии. Часто говорят, что Бавария и мы в Бундеслиге играем вне конкуренции. Это восприятие нас шокировало. Потому что если у нас не все ладится, то мы сразу становимся командой, которую можно победить. Это как раз отличие от Баварии: даже если когда у них не все идет гладко, то они все равно долгое время непобедимы.

После Марио Гётце скоро в Баварию так же перейдет и Роберт Левандовски. У Вас нет опасения, что повторные уходы топ-игроков когда-нибудь больше нельзя будет компенсировать?
«Боруссия» финансово здорова. Но многие другие европейские топ-клубы имеют уже совершенно другие возможности. В Лиге Чемпионов мы в настоящее время меряемся силами с 15 другими клубами Европы, но только в спортивном плане. Потому что если те другие клубы, что касается кадрового бюджета, зачерпнут еще глубже руками в кошелек, то мы просто не сможем конкурировать. Нам постоянно предлагают хороших нападающих. Но у многих из них такие зарплаты, которые мы не сможем платить. И мы должны поэтому злиться? Нисколько: мы берем парней, за которых мы можем заплатить и которые при этом вписываются в команду.

Златан Ибрагимович сказал Вам во время гала-церемонии ФИФА, что он пришел бы к Вам за бесплатно. Когда же это случиться?
(смеется) Я не уверен, что он тем самым подразумевал то, придет ли он бесплатно или откажется от своей зарплаты. Если серьезно, то об игроках судят по тому, что они однажды демонстрировали. Но это не всегда означает то, что они так же в будущем в состоянии это демонстрировать. Лионель Месси на протяжении 10 лет играет на высоком уровне. Но большинству других это не удается. С другой стороны, через 2-3 года будут снова классные нападающие, о которых в настоящий момент едва ли кто говорит. И это увлекательно попытаться открыть заблаговременно подобного игрока. Но это так же тяжело сделать.

Господин  Клопп, с успехами клуба восприятие Вашей персоны изменилось. Вы рассматриваетесь теперь не только как тренер, но и как икона успеха, гуру-мотиватор и футбольный романтик. Иногда это Вас нервирует?
Я лично вовсе не настолько еще понял, что я изменился. Но я заметил, что я чаще реагирую с меньшим пониманием, когда задаются мне глупые вопросы. Но я готов работать над собой. И глупый вопрос не должен быть проблемой. В хороший день я сам в состоянии совершенно остроумно отвечать на глупые вопросы. Но так же у меня есть ощущение, что в СМИ никто больше не интересовался нашими проблемами. Речь шла только о побочных моментах. И все это шло от бульварной прессы. И в ней я никогда хорошо себя не чувствовал.

Что рассердило Вас конкретно?
Например, меня спросили, связано ли упущение голевых моментов с тем, что мои игроки так много бегают. Так как это, с одной стороны, требует много усилий от команды. Но потом внезапно говорят: затрат чуть меньших усилий было бы лучше. И тут я взбесился. Между тем я знаю, что мои ответы имеют несколько большее воздействие, чем сами вопросы. Поэтому я намерен в будущем лучше ничего не говорить, прежде чем я дам ответ на вопрос, который раздувает тему слишком сильно, чем она таковой была. Посмотрим, как это будет работать. Если быть честным, я сам точно не знаю, как это будет.

Во время матча в Лиге Чемпионов в Неаполе Вы в припадке гнева ругали резервного арбитра. Что Вы ощущаете, когда сегодня видите фотографии, которые показывают Вас с оскалом зубов у кромки поля?
Когда я себя сдерживаю, у меня такие ощущения, как будто бы себя сковываю. Я – эмоциональный тренер, а моя команда имеет право на то, что я ее эмоционально тренирую. Так что я не могу обещать, что я еще раз не буду ругаться с судьей или с резервным арбитром. Но то, что случилось в Неаполе, включая мое выражение лица, я буду пытаться в будущем предотвращать всеми средствами, какие у меня есть в распоряжении.

Тогда говорилось, что Вы не умеете проигрывать. На что Вы ответили: я и не хочу уметь проигрывать.
Я не хотел бы, как и прежде, уметь проигрывать. В своей жизни я еще никогда не умел проигрывать. На самом высоком уровне я проигрывал, к примеру, в финале Лиги Чемпионов. Кто-нибудь в тот момент заметил, что я не признал поражения? Мне с «Майнцем» дважды так мало не хватало, чтобы выйти в Бундеслигу, что другие люди свихнулись бы на моем месте. Так что и тогда я не умел проигрывать.

Это потерянное чувство справедливости, что Вы в определенных ситуациях лезете из кожи вон?
Исключительно. В Неаполе была такая ситуация, что наш центральный защитник Невен Суботич лежал у кромки поля и ему наложили бинт. Потом на этой повязке появилось маленькое пятно из крови. И его вряд ли можно было разглядеть даже тому, кто был рядом. И тут говорит резервный арбитр: он играть так не может. И когда Суботич снова получил право выйти на поле, арбитр показывает на продолжение игры – хотя Суботич только успел прибежать в штрафную. И тут же сразу гол в наши ворота. На мой взгляд, было бы правильней, если бы судья подождал со своим свистком к продолжению игры пару секунд, пока игрок не вернется на позицию.

И Вы обрушились на резервного арбитра.
Это было некрасиво. Но предыстория и то, что потом было сделано из этого, показывают: наши проблемы вообще не интересуют никого. И мне мешает это крайне контрастное восприятие. Сперва СМИ считают эмоционального тренера выдающимся. Но когда ты слишком эмоционален, сразу говорят «в тюрьму!». И тогда всех интересует только поднятый вверх палец, а не то, что с нами произошло на самом деле.

Даже доброжелательные СМИ сравнили вас с «доктором Джекиллом и мистером Хайдом» из-за Ваших повторяющихся вспышек гнева. Однажды Вы встали перед резервным арбитром и при этом козырьком Вашей бейсболки чуть не касались его лица.
Ранее Марио Гётце был так грубо атакован, как я ранее только редко видел в своей жизни. А арбитр все равно показывает на продолжение игры. И поскольку у меня нет права выбегать на поле, я обратился к резервному арбитру. Это тоже было некрасиво. Но я никогда не искал козлов отпущения при поражении, я лишь только видел несправедливое обращение с моими игроками.

Ваше чувство справедливости в чести, но так же Вы, как один из самых успешных тренеров Бундеслиги, являетесь образцом для подражания. Футболисты, которые выступают особенно в низших лигах, восхищаются Вами. У Вас нет опасений, что они могли бы думать так «Если Клопп так выходит из себя, то и я так могу разок сделать»?
Не думаю. Со мной происходит нечто в этом роде потому, что я являюсь таким, какой я есть. Если же кто-то не такой, как я, то он не будет реагировать так же бурно и внезапно, когда он увидел эпизод по телевизору. Но я понимаю, что я являюсь примером для подражания. Я должен обращаться с этим. Я еще никогда ни к кому не обращался с упреком «Что вы все хотите от меня? Попробуйте сами встать туда на мое место». Я очень самокритичен. Но я не планирую стать прямолинейным. Так как  я знаю, что я не могу быть таким.

Вы продлили контракт с «Боруссией» до 2018 года. Вы тем самым не лишили себя других возможностей? Многие видели в Вас будущего бундестренера.
У нас есть бундестренер, который как раз продлил контракт до 2016 года.

У Вас после почти 6 лет в Дортмунде нет желания иметь новый вызов?
Вызов здесь в Дортмунде очень увлекательный: мы сражаемся всеми средствами, какие у нас есть, за то, чтобы сделать этот выдающийся клуб с более чем 80 тысяч фанатов, которые приходят на каждый домашний матч, у которого есть более чем 5 млн.фанатов в Германии, сделать таким стабильным, как ему это причитается. И это дает мне очень многое. Когда я лежал на пляже в Южной Африке, меня узнал маленький мальчик. Он встал передо мной, посмотрел на меня и спросил «Это Вы? Или не Вы?». Потом он сказал, что его клуб – «Боруссия» Дортмунд. И что я должен передать привет Марко Ройсу и сказать ему, что он купил себе его бутсы, так как он их считает крутыми. Нечто в этом роде я нахожу замечательным. Меня никто не должен спрашивать, в каком клубе я работаю. Каждый знает, к какому клубу я отношусь.

Герр Клопп, футбол все по-нарастающей представлен в социальных сетях. Вас привлекло бы тоже делиться мнениями в Твиттере?
Нет. Если где-то появиться аккаунт Юргена Клоппа в Facebook или в Твиттере, то он создан гарантированно не мной.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта