ЧАТ BVB-RUSSIA

Разгром НЕДЕЛИ
Боруссия одерживает свою самую крупную победу в сезоне в особой форме по случаю 110-летия клуба!

1 мая 2012 г.

Большое интервью Матса Хуммельса. Часть 1

Матс Хуммельс является одним из немногих игроков «Боруссии» из нынешнего состава, который еще в 2008 году был участником финала Кубка Германии, даже если в нем самом он не был задействован. При Юргене Клоппе он сформировал по-началу так несерьезно воспринимаемую «детскую линию защиты» и стоит теперь в кругу кандидатов на поездку в составе сборной Германии на чемпионат Европы. В первой части своего большого интервью фан-сайту Schwatzgelb.de 23-летний игрок говорит о своих воспоминаниях о том Кубке Германии, о своей роли как начинающего игру команды центрального защитника, о перспективах на будущее (с титулами или без) и о национальманншафт.

Интервью было опубликовано 20 апреля 2012 года.
Матс, когда речь идет о «Боруссии» Дортмунд и о тренерском штабе, то Юрген Клопп постоянно стоит на переднем плане. Поэтому мы охотно хотели бы узнать: как выглядит распределение работы помощников главного тренера?
У нас это все четко распределено. Петер Кравец заботится о детальном рассмотрении соперника и о видеоанализах. Он соединяет их вместе, показывает нам после игры наши собственные некоторые сцены и сцены в подготовке ко следующей встрече с соперником. Желько Бувач полностью присутствует в ежедневных процессах тренировки и сам утверждает и проводит как минимум половину упражнений. Конечно, Юрген Клопп в качестве главного тренера является лицом команды и всего клуба, но при тренировочных процессах команды Желько так же перенимает очень много работы.
Как себе это можно представлять у вас разбор матчей задним числом посредством видеоанализа?
Я думаю, они трое заранее вместе собирают мысли и обмениваются своими мнениями. Петер потом показывает нам игровые моменты, в то время как тренер (иногда вместе с ним) поясняет, что было сделано неправильно.

Сильными сторонами «Боруссии» являются фитнесс и сила в движении. Какой вклад имеют в это тренеры по атлетике?
Я полагаю, что при подготовке к матчам они являются ведущими фигурами, особенно во время тренировочных сборов. И совсем к страданию игроков они проводят с нами тренировки на командное движение и иногда немного жестче нас нагружают. Но это так же относится к футболу и мы знаем, что наши эксперты по фитнессу проводят хорошую работу. И они, собственно, имеют значительный вклад в то, что мы физически почти никогда не бываем уставшими.

Переход Нури Шахина в Реал привнес с собой изменения в вашей игре. Как вы отреагировали, когда вам тогда сообщили, что он уйдет?
Естественно, мы предполагали это, прежде чем он покинул нас. Тогда он обратился к команде и все было связано как для нас, так и для него, со многими эмоциями. Но мы все всегда его понимали, так как он имел шанс перейти в один из самых величайших клубов мира. Мы всегда держим за него кулаки, чтобы он играл, и мы радуемся, когда он выходит, как в первой игре Лиги Чемпионов против АПОЭЛа, на поле. Очень многие из нас всё еще держат интенсивный контакт с ним.

И ты сам тоже?
Да, я тоже. В последний раз это было после игры со Штутгартом (смеется). К тому же он, конечно, сказал пару слов, как и всегда осведомился о делах клуба и рассказывал, когда он снова будет здесь. Совершенно классический разговор.
Недавно всегда отмечалось, что ты на поле перенял так же часть его роли, особенно при игре первым пасом и с твоими длинными передачами. Как ты сам на это смотришь?
Да, в течение долгого времени это так и было в этом сезоне. Сейчас же, когда Илкай находится в по-настоящему хорошей форме, этого стало поменьше. Если мы будем играть так же дальше, то для меня, конечно, это не будет проблемой. Передачи в глубину стали короче, я должен теперь играть не на 50 метров, а скорее на 25-30 метров. Конечно, так выше вероятность, что мяч так же окажется точно у игрока. Кроме того, мне это очень идет навстречу, когда другие игроки так же пытаются делать такие передачи, так как в этом случае мы как команда более гибки и соперник не может на это настроиться.

Как это, собственно, чувствуется, что именно поэтому тебя опекают как центрального защитника игроки соперника?
Я признаюсь открыто, что меня это даже делает немного гордым. Так как это является так же совершенно открытым признанием качества моей игры, если даже тренеры соперников во мнении, что они должны настраивать своих людей, которые обычно отвечают за то, чтоб забивать голы, опекать меня. В первый раз так было в Мюнхене, это даже признал сам Луи ван Гааль, что он поставил под мою опеку Гомеса.

Тем временем, ты целиком и полностью сориентировался на это?
Да, совсем. Проблема в том, что я не могу выдвигаться вперед на 15 метров как центральный защитник, так как иначе я оставляю огромную брешь позади. Это я просто должен принять как факт, но в каждой игре существуют возможности быть активным в самой игре. И я должен добиваться этого в этих немногих ситуациях, что качество моих действий еще выше, как если бы у меня было из этого 30 передач за игру.

Помогает ли тебе так же то, что ты тогда чаще играл так же как опорник?
Конечно, это так же по-прежнему то, что мне и дальше помогает при игре в центральной защите. Так как время, в котором я должен принимать решение, при нахождении в центре поля явно короче, так как там так же несколько меньше свободного пространства. Будучи центральным защитником, я часто оказываюсь в ситуациях, в которых я могу вести мяч действительно 5-10 секунд. В полузащите 2-3 секунды – уже редкость. Это мышление, естественно, помогает, когда играешь сзади.

Даже если у Дортмунда нет недостатка в кадрах в опорной зоне: можешь ли ты себе представить, чтобы еще раз сыграть в центре поля?
В принципе, да, но только в случае кадровой необходимости. Я ведь и в сборной в Австрии играл 30 минут в качестве опорника, когда все играющие на этой позиции выбыли из строя, хотя у нас в Германии имеется 25 по-настоящему хороших опорников. Но в качестве целиком новой позиции я этого не могу себе представить.

Когда пришел тогда Юрген Клопп, в центральной защите была предпринята полная чистка. «Защита ветеранов» с Вёрнсом и Ковачем была заменена так критично рассматривавшейся «детской защитой» в лице тебя и Суботича. Как ты пережил тогда это будучи как раз 19-летним юным профи?
То, что обе позиции были заняты 19-летними игроками, к тому моменту времени это было очень неожиданно. Но тренер знал Невена по Майнцу, а так же я сам во время подготовки к сезону заметил, что он рассчитывает на меня. И потом, собственно, неважно, 22 тебе года или 19. Я нахожу это увлекательным, что мы все еще носим звание самой юной пары центральных защитников в Бундеслиге, хотя уже ведь такими не являемся. Нам уже по 23 года.

Невен как-то сказал в интервью, что нападающие лучше пусть приближаются к нему, с тем чтобы они не могли играть против Матса Хуммельса. Как выглядит между вами распределение ролей?
Я полагаю, это высказывание было просто некой шуткой от него. Иначе я и не могу себе это представить, так как так же и в единоборствах Невен – один из самых доминирующих игроков. Я знаю это сам по тренировкам.

Но при построении игры команды ты имеешь заметно больше участия, чем он. Это обговорено или это получается само собой, так как ты в этом компоненте обладаешь более лучшими качествами?
Если отталкиваться от показателя количества контактов с мячем, я бы так как раз не стал бы говорить. Вероятно, так кажется в силу того факта, что я играю на несколько острых и точных передач больше, тем я кажусь и активней. Если Невен играет на меня поперечной передачей на 5 метров, то, конечно, мне сразу проще сделать свой длинный пас. Но если я смотрю статистику, тогда это, собственно, все относительно одинаково.

Какое твое отношение к Невену?
Полностью свободное. Я полагаю, Невен – самый общительный тип среди нас всех в команде. Он проносит свое кредо и так же живет немного в своем собственном мире. Если кого-то можно назвать «сохраняющим спокойствие», то это прекрасно подходит к нему.

Невен и ты посеяны как центральные защитники основного состава. В лице Теле Сантаны у нас есть сейчас 3-й игрок в наших рядах, который так же очень силен, но, совершенно логично, недоволен своим игровым временем. Это тема для разговора у вас?
Перед сезоном это уже было темой. Тренер хотел ввиду большого количества предстоящих матчей, возможно, пару раз проводить ротацию на наших позициях. Но потом Невен и без этого был дважды травмирован, так что в первом круге «Теле» провел 10 матчей. Ему сейчас 26 лет, и если являешься таким же сильным, как «Теле», то можно иметь право быть игроком основы. Поэтому нельзя ставить ему в вину, если он хотел бы после долгого времени сменить летом клуб. Даже если это было бы очень жаль, так как он обладает приличными качествами. Таким образом, я, естественно, надеюсь, что мы теоретически найдем другого хорошего игрока.

В начале ты, Невен и Сантана забивали относительно много голов. Преимущественно головой, так же вполне охотно после подач угловых. Это изменилось. Например, в матче против Аугсбурга был штрафной с половины поля…
… но мы сейчас тоже снова забивали голы после стандартов.

По ощущениям мы стали явно менее опасными после стандартных положений, чем 2 года назад.
В начале сезона мы забили некоторые голы после стандартов. Но это верно, у нас была фаза из 13-14 матчей, в которых, во-первых, плохо подавались мячи и, во-вторых, мы сами не так хорошо по ним били, если они все же хорошо были получены от партнеров. В матче против Кайзерслаутерна (1:1 дома) я, например, 2 раза попал головой в штангу, и потом когда-нибудь думаешь: «Ах, угловой так же ничего не приносит полезного». Так же думают не только фанаты, но и сами игроки тоже. Но мы работаем над этим.

Это означает, что вы в прошлом тренировали стандарты более тщательно?
Точно, мы сейчас так же улучшили себя снова в этом. Это дело навыка. Другие никогда не тренировали угловые, так как они никогда не были такими мастерами подач угловых, как Нури или Марио. И потом все это длится до такого момента, пока не освоишься в этой новой роли. К счастью, мы снова так же пришли к этому пункту, в котором фанаты могут кричать «забивайте», а не «избегайте контратак».
Перейдем-ка к теме финала Кубка Германии: ты в 2008 году участвовал в этом, но сам не сыграл. Накануне последнего сезона вы сказали «В этом году мы выиграем кое-что», и потом, в конце концов, это закончилось чемпионством. Если смотреть в этом сезоне игру в Дюссельдорфе и ликование, прежде всего, твое, тогда можно было иметь впечатление, что вы в этом году определенно хотите взять Кубок. Вы намеревались это сделать с самого начала?
Теоретически такие намерения имеются каждый год. Мы прежде 2 раза в Оснабрюке и в Оффенбахе глупо себя выставили, это нужно просто сказать. В Оснабрюке это было особенно обидно, что Барлетта забивает гол ударом через себя. А в матче с Оффенбахом мы позволили себе заразиться успокаивающей манерой игры, сыграли действительно плохо и заслуженно вылетели. Поэтому нам было просто ясно, что мы должны показывать здесь иное лицо. Прежде всего, сейчас, так как мы – одна из лучших команд Германии и соответственно воспринимаемся уже иначе. Поэтому мы не хотели снова где-то опозориться, а в соревновании, в котором теоретически нужно выиграть лишь 7 матчей, что-то показать.

Какие твои воспоминания о 2008 годе, о всей атмосфере в Берлине на Олимпиаштадионе?
Так как атмосфера была так хороша, то у меня только плохие воспоминания. При выходе на поле это, конечно, прекрасный момент. Команды выходят, музыка играется, стадион гудит. Это невероятно интенсивная атмосфера, так как у нас было 30-40 тысяч фанатов, что чуть больше, чем было у Баварии, поэтому было еще громче, чем во время обычной игры в Бундеслиге. И потом сидеть на скамейке запасных и смотреть на все это, тогда это было действительно обидно. И поэтому я так же стал надеяться, что я однажды так же разок выйду на поле в этом матче и буду стоять в стартовом составе.

Какие ты видишь перспективы на будущее для «Боруссии» Дортмунд, так же вместе с тобой в составе, в ближайшие годы?
В первую очередь, я надеюсь, что сюда будут охотно приходить или здесь будут оставаться игроки. Общие условия, как это назвал Марио (прим. BVB-Russe: при продлении контракта Гетце сказал, что семья, город, клуб, фанаты, стадион - здесь все прекрасно), действительно просто отлично подходят. Команда сильна, мы всегда общительные, и это действительно доставляет удовольствие играть здесь. И, конечно, у нас самый большой стадион в Германии, возможно, с самой лучшей атмосферой. В силу этого, собственно, есть не так много клубов, в которых можно было бы увидеть альтернативы.
Чего вы еще хотели бы добиться с «Боруссией»?
В настоящий момент это было бы совсем хорошо, если бы мы смогли еще удержать место в таблице (смеется). Трудно давать прогнозы. Тем не менее: с таким потенциалом целью команды может быть то, чтобы занимать высокие места в чемпионате на долгий срок. Возможно, не как прямой конкурент Баварии – это тяжело для любой команды – но в любом случае среди первых 3-4 команд в Германии. Посмотрим, удасться ли это. А благодаря Лиге Чемпионов можно получать необходимые деньги, чтобы сохранять эту конструкцию. Если 2 года подряд не будет удаваться квалификация в Лигу Чемпионов, то это по финансовым причинам было бы тяжело для любого клуба удержать хороших игроков.

Уже на протяжении долгого времени в клубе нельзя разглядеть следов развития, переживающего застой. Чемпионство действительно так важно, чтобы продолжать этот успешный путь?
Нет обязательств брать титулы, но для такой хорошей команды, как наша, это должно быть целью. В конечном счете, титулы всегда рассматриваются как масштаб для сравнений, они важны для представления о команде со стороны. Та манера игры в футбол, которую имеет команда, я нахожу хотя почти более важным, но Байер, к примеру, в течение 5 лет играл в блестящий футбол без выигрыша титулов и поэтому не воспринимался так всерьез по-настоящему. Но для меня это конечно не является катастрофой, если мы не выиграли бы никаких трофеев, пока мы, вопреки этому, играем в хороший футбол. Чем мы выиграем чемпионство со стилем игры «бей и беги» и с 10 случайными голами за игру, я лучше буду вторым в чемпионате со стилем игры, с которым можно быть успешным в течение более длительного периода времени.

Я это спрашиваю потому, что Юрген Клопп недавно на пресс-конференции пожаловался, что он должен был уже часто извиняться за то, что в последнее время команда играет только на 1:0.
Мы как команда смотрим на это так или иначе более расслабленно. Никто не исходил  из того, что мы будем впереди баварцев на 15 очков. Когда смотришь на команды, то это настоящее качество быть впереди на 8 очков за 3 тура до конца сезона.

Хотя и можно было думать об уходе Нури, однако, он все же мог бы остаться и продолжать развиваться дальше в «Боруссии», но его шаг все же понять было можно. «Боруссия» Дортмунд – это клуб, который стоит на солидном фундаменте. Имеется ли для игрока, вроде как тебя, не что такое же, как логичный, следующий шаг к «Боруссии» Дортмунд?
Для меня еще никогда не существовало этого классического планирования карьеры. Я всегда был того мнения, что я не могу знать того, что будет следующим летом. Как я могу сказать, что будет через 4 года? Прогноз сроком больше, чем на 2-3 месяца, для меня всегда крайне спекулятивен. Уже только в силу будней чемпионата, из-за травм,  из-за удачи или неудачи в игре и в силу окружения – измениться может так много. 5 поражений подряд, к примеру, и ситуация у нас могла бы снова выглядеть иначе. Но я с этим не считаюсь, а именно: в данный момент все идет к тому, что этот конструкт будет еще успешным, по меньшей мере, в течение нескольких лет.

Ты как раз сказал, что ты вовсе не планируешь свою карьеру на долгий срок. Как это выглядело тогда, когда ты в 2008 году был отдан в аренду на 1,5 года из Баварии в «Боруссию»?
Тогда моими мыслями были, естественно то, что я после аренды снова должен буду вернуться в Баварию. Но уже спустя 3-4 месяца я подумал «А возможно и нет», а спустя полгода – «Остаться здесь – это лучшая альтернатива». И как раз это я имею ввиду, если я говорю, что может все измениться и что я не могу и не хочу для себя делать прогнозов.

Какие причины сподвигли тебя на эту быструю смену взглядов?
В Дортмунде просто для меня была совершенно особенная ситуация. В Мюнхене я был игроком-юниором и в качестве такого, понятным образом, я не мог восприниматься всерьез. Хотя я тренировался с основной командой 2-3 раза в неделю. А по пятницам я должен был сам подходить к тренеру и спрашивать: «Играть в любительской команде или сидеть на скамейке запасных?». Но мне лично это, конечно, не сообщалось (смеется). Это уже было несколько странно. И настал момент, когда я заметил, что я вовсе не принимаюсь в расчет в качестве кандидата на место в центральной защите. Как-то раз там травмировалось 2-3 центральных защитника, и вместо того, чтобы поставить меня на игру, с фланга защиты туда был передвинут другой игрок. В Дортмунде для меня все это было совершенно иначе: здесь я воспринимаюсь всерьез, здесь я получаю шанс играть и это еще в достаточно хорошей команде. Это особенно быстро выделялось, собственно, уже тогда, что 13 место при Томасе Долле не является стандартом для этой команды.

Когда ты это заметил?
Сразу при Юргене Клоппе. Прежде мы уже плохо играли, но потом все же была уже просто совершенно другая команда, с бóльшей жизнью и с бóльшим количеством качества. В какой-то момент я заметил, что с этой командой я могу строить кое-что новое, и я нахожу это в основном прекрасным.
Ты пришел сюда из Верхней Баварии. У Дортмунда же типичная слава рурского городка, как тебе здесь нравится?
Итак, я ведь родился в Бергиш-Гладбахе (смеется). Конечно, Дортмунд не является жемчужиной Германии. И как раз будучи футболистом нужно очень много обращать внимание на отдых и физическое самочувствие. И здесь, в Дортмунде, я могу делать чудесные более спокойные вещи. К примеру, «зависнуть» где-нибудь с некоторыми парнями из команды. Возможно, существуют города, в которых есть больше более красивых мест. Но если ты знаешь, где имеются самые красивые места в городе, тогда можно устроиться удобно везде.

Есть ощущение, что вы, игроки, так же и вне игрового поля делаете невероятно много вещей вместе.
Конечно, мы все дружны друг с другом не только в силу порой сидения на скамейке запасных, об этом речь как раз не идет совсем. Скорее участие тех, кто имеет общий язык со многими коллегами по команде, у нас чрезвычайно высоко. Каждый может общаться с каждым – и это так же отличает нас немного. Например, я чаще околачиваюсь с 5-7 парнями. Таким образом, здесь настоящие проблемы были здесь лишь 1 раз за 3 года.

Ключевое слово «Футболист 2.0». На Facebook ты высказываешься ведь очень много и часто это оказывает широкое влияние. После четвертьфинала Кубка Германии между Гертой и Менхенгладбахом, к примеру, имело место быть немного раздражения, когда ты пожаловался на игрока Гладбаха де Камарго. Не является ли для тебя это вообще проблемой?
Конечно же я думаю о том, что я пишу, но многое так же эмоционально. В той ситуации я был невероятно недоволен. И что мое мнение интересует одних людей больше, чем других, то это все так просто и есть. Я не придаю значения тому, что меня может любить каждый человек в Германии, поэтому я просто пишу то, что я думаю.

У клуба нет тем самым никаких проблем? Иначе можно думать во время интервью с футболистами, что они приготовили в голове несколько пустых фраз, которые они выбалтывают по мере необходимости.
Но это не лежит причиной в самих игроках. Скорее больше будучи футболистом знаешь точно, что некоторые люди очень негативно реагируют на четкое выражение мнения. И тут это только мое собственное мнение. Конечно, можно так же сказать: многие вопросы ведь так же глупые, тогда просто нельзя дать классический, обычный ответ.

Перейдем к теме национальманншафт: каждый исходит из того, что ты будешь участвовать в предстоящем чемпионате Европы. Как ты оцениваешь сам свои шансы быть при этом, возможно, уже в основной команде?
Я думаю, что в последние месяцы эти шансы действительно повышались постоянно. Хотя в 2011 году я имел 5-е количество матчей в сборной среди всех игроков, конечно, у меня отсутствовало чувство, что я всегда играл именно тогда, когда это было действительно важно. Но со временем, а так же благодаря моему частому пребыванию в сборной, отношение к бундестренеру становилось все лучше. Но решающими являются тренировочные сборы перед началом турнира.

Длинные, опасные передачи из обороны на острие атаки относятся к фирменным знакам твоей игры. Йоги Лёв, конечно, часто говорил, что он не является сторонником таких передач. Как ты обходишься с этим?
Об этом меня постоянно спрашивают, это уже даже забавно (смеется). В матче против Голландии я на 90-й минуте в силу необходимости сыграл так разок, но потом это тогда очень предметно обсуждалось. Это сильное качество, которое я не могу привести в действие таким же образом, как в клубе, но это в порядке. Я ведь их уже больше и не играю. Что, конечно, я нахожу комичным: если я играю назад вратарю как защитник мяч, который он (вратарь) должен выбивать так же вперед, это считается в порядке. Хотя это является скорее ухудшением игровой ситуации. Если я стою в 10 метрах от середины поля и это является альтернативой, то я лучше сам сделаю пас. Даже если я потом за это буду раскритикован…

Именно поэтому ты не чувствуешь себя оказавшимся под давлением?
В «Боруссии» существует гораздо больше игроков, которые предлагают себя глубже позади последней линии. И хотя все другие игроки в сборной оказываются здесь в такой же ситуации, это у меня становится темой и снова и снова это упоминается. Для меня самого это относительно безразлично, до тех пор, пока у бундестренера не будет такое же мнение.
Какими выглядят шансы немецкой сборной на чемпионате Европы летом?
Шансы по-настоящему хорошие. Мы себя по-настоящему (так же после чемпионата мира 2010) развили дальше, и отставание от Испании стало в любом случае меньше. Тем не менее, в матчах, как против Франции, можно было видеть, что против таких хороших команд нужна постоянно суперигра при необходимости. Это так же, как и в Дортмунде: когда мы играем против Баварии, Шальке или Гладбаха, то нам недостаточно среднего выступления, чтобы выиграть. В отношении национальманншафт это такие соперники, как Голландия, Португалия и Дания. Но общее качество сборной так высоко, что цель выиграть титул ни в коем случае не является ошибочной.
***
P.S. Во второй части интервью Матс говорит о своих самых интенсивных моментах в качестве игрока «Боруссии» Дортмунд и комментирует такие темы, популярные у фанатов, как «Kein Zwanni» или использование пиротехники. Кроме того, вы узнаете, что двигает вперед, воодушевляет Матса перед и во время игры.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта