ЧАТ BVB-RUSSIA

Пролет недели
Всего в течение одной минуты Боруссия пролетает мимо своей победы в Леверкузене

24 декабря 2012 г.

Первые полгода Марко Ройса в «Боруссии»

Сейчас, когда до наступления Нового года принято подводить итоги уходящего, в данном случае, 2012 года, повсеместно делаются выводы, обобщенные статистические выкладки. Не исключением является сайт BVB-RUSSIA, уже упоминавший вкратце важнейшие цифры «Боруссии» Дортмунд в 2012 году. Но сегодня речь пойдет о явлении, которое хотя и существует в нынешней «Боруссии» официально лишь полгода, однако оно уже стало практически неотъемлемой составной частью дортмундского клуба. Имя этому явлению «Игра Марко Ройса».

«Замена Кагавы», «Лучший игрок Бундеслиги» прошлого сезона, «королевский» трансфер «Боруссии», за который «черно-желтые» заплатили наибольшую сумму денег со времени своего последнего периода богатства, надежда сборной Германии и вообще прекрасный футболист. Это Марко Ройс, который за прошедшие 2 года пережил кометоподобный взлет вплоть до звезды европейского масштаба.

И хотя все, что будет написано ниже о Марко Ройсе, вполне справедливо выделяет его как одного из лучших игроков в современной «Боруссии» и Германии, однако кое-что хотел бы пояснить. На мой взгляд, Ройс с точки зрения универсальности, техники работы с мячем, в том числе умения обыгрывать 2-3 игроков, а так же самоотдачи при отработке в защите, все же уступает Марио Гётце и Якубу Блащиковски, равно как по этим же компонентам он уступает и выступающему ныне в «Манчестер Юнайтед» Синджи Кагаве. На мой взгляд, Марко Ройс является более скудным в плане тактико-технических действий игроком и весь его арсенал футбольных средств можно описать вкратце так: хорошо поставленные удары со штрафных и с ходу и их потрясающая эффективность. Возможно, со мной кто-то не согласится, но если вы проанализируете его игру, то на деле он менее вариативен, чем те же Гётце и Кагава. Это не означает, что он хуже или лучше. Это означает, что нельзя отнести Ройса к атакующим полузащитникам такого же плана, как перечисленные мной Гетце, Кагава и Блащиковски, или, например, Франк Рибери в Баварии или же Льюис Холтби в Шальке. Марко Ройс скорее ближе к типу нападающего, у которого есть отменный удар, пробивная способность и, по сути, больше ничего другого.

И даже если Ройсу удалось заставить позабыть (частично или полностью – это еще тот вопрос) об ушедшем Кагаве, тем не менее, фанаты «Боруссии» должны помнить, что отличает живо игравшего японца от его наследника. И те, кто утверждал летом, что Ройс является заменой Кагавы 1 к 1, ошибались. Марко Ройс никак не мог быть односортной заменой Синдзи Кагаве, уже исходя из упомянутых выше слов о более скудном арсенале ТТД. Он не являлся прямой заменой, Ройс лишь количественно, штатно заменил японца, но при этом внес другую вариативность в атакующую игру команды. Взять хотя бы, например, умение бить штрафные и забивать с них прямыми ударами (при Кагаве у нас таких игроков не было, особенно когда ушел Шахин). И как доказательство, тот факт, что за свои первые полгода в Дортмунде Марко Ройс с учетом всех официальных матчей забил 10 мячей. Это лишь на 2 гола меньше, чем забил Марио Гётце (прим.BVB-Russe: при этом стоит учитывать, что во втором круге прошлого сезона Гётце практически не играл и забил в нем лишь 1 гол в конце первенства) и на 3 мяча меньше, чем забил Якуб Блащиковски за весь 2012 год. Оба названные мной игрока после Роберта Левандовски являются лучшими бомбардирами команды в уходящем году. НО проблемы в защите и порой нехватку пробивной способности в игре «Боруссии» в первом круге никогда не связывались с приходом Ройса. Однако, взаимосвязь могла бы быть сильнее, чем многие считали это возможным.

Небрежный гений
Что выделяет всю шумиху вокруг Марко Ройса, это как раз его часто гениально забиваемые голы (причем порой единственным, максимум двумя, ударом в матче) и точные последние пасы в стыки вражеской защиты. Эти необычайные качества выделяют его и дополняют тактически выдающуюся общую игру команды Юргена Клоппа важным индивидуальным компонентом. Его техника удара и скорость могут приводить к резкому взрыву казалось бы совсем неопасные ситуации и уже приносили «Боруссии» и сборной Германии победы в тугих матчах.

При этом его самая исключительная черта – это, пожалуй, индивидуальная тактическая интеллигентность. Люсьен Фавр сказал о нем, когда Ройс еще был в «Мёнхенгладбахе», что он «понимает все». И действительно, не каждый игрок в мировом футболе понимает так хорошо, как нужно искусными движениями и мелкими касаниями мяча выводить игрока соперника с их позиций и заставлять терять их точку опоры. На высоком темпе движения Ройс вставляет мелкие детали в свое ведение мяча, которые выводят его на удобное в сравнении с его оппонентами положение, чтобы сделать потом решающее ускорение, неожиданный удар или сквозной, выводящий партнера на ударную позицию пас. Он точно знает, как он должен действовать в определенной ситуации, чтобы против него можно было как можно сложнее обороняться.

И вроде как пластично смотрятся, к примеру, его действующие по-простому дрибблинги-«тычки», во время которых он банальным образом обманывает игроков соперника, когда он просто прокидывает мяч вперед своих оппонентов перед их ногами и обегает их. Такие вещи это не проявление технического изыска, но и неслучайность, что другие игроки не могут так же показать такие простые, но при этом эффективные действия. Чувство времени, предугадывание движений соперника и контроль собственной скорости должны совпадать с наивысшей точностью, чтобы такие вещи могли функционировать именно надежно, а не в надежде «на авось». И Ройс умеет это.

Тем не менее, это его гениальное качество скрывает то, что его обращение с мячем и особенно его прием очень непостоянны. И хотя есть моменты, когда он блестяще укрощает передачи и в дрибблинге с перспективными действиями поджидает партнеров, но и довольно часто от него отскакивают и более простые мячи, а чистота в действиях пропадает.

О таких технических ошибках зрители легко могут забыть, если команда находится в опьянении игрой и если она громит соперника, но это совершенно важный момент, который создает трудности дортмундцам. Они ведут к тому, что Ройс не является особенно хорошим игроком, способным играть в «коридорах» (за исключением тех моментов, когда он комбинирует в прямой игре с партнерами). Если он не успевает развить немедленное движение вперед, а вынужден вести и удерживать мяч на узком пространстве, то у него сразу же появляются проблемы. Это одно из существенных его отличий от того же Гётце, который, напротив, способен даже у кромки поля обыграть из статики (не говоря уж о движении на скорости) своих оппонентов. Иными словами, он не так хорош в том, чтобы оттягиваться чуть более глубоко, на менее свободные участки поля, чтобы поддержать созидательную игру команды, а ориентирован сильнее на последнюю треть игрового поля, то есть, на непосредственную зону развития финальных стадий атак. Если так рассматривать, то он является атакующей противоположностью Кагавы, который блистал потрясающей чистотой и точностью действий, но зато, в отличие от Ройса, имел больше дефицитов в завершающем ударе и в прямой пробивной способности.

Это недостающее качество Ройса отражается в его манере игры и в поиске решений в игровых ситуациях. Так, он склонен к тому, чтобы слишком сильно фокусироваться на быстрой игре вперед и ему не хватает выдержки в игре между линиями. Все снова и снова он пытается продавить в штрафной свои отличные способности к игре, вместо того, чтобы чуть выждать подходящий момент и использовать предоставляемое/появляющееся пространство.

Особенно в течение последних недель у него были моменты в матчах, когда он слишком много пытался играть передачами в стык плотно стоящих оборонительных линий, которые именно поэтому были предсказуемы для защитников и застревали в их ногах. При этом он часто не видит более простые варианты паса на располагающихся на более перспективных позициях партнеров. И то, что Ройс (76%) имеет худшую точность передач среди всех игроков дортмундской атакующей тройки (Перишич 78%, Гросскройц 80%, Гётце 82%, Блащиковски 84%), вовсе неслучайность.

Наследие Фавра
Наряду с его багажом способностей и эстетическими игровыми чертами, так же всему этому «виной» Люсьен Фавр, который как тренер имел опеределеный вклад в появление этой манеры игры у Марко Ройса. Крайне быстрый, ориентированный на игру прямыми передачами и на чистые вертикальные передачи футбол его «жеребцов» все еще отражается в игре Ройса, вследствие чего он часто скорее автоматически приходит к прямому пасу или пробует делать продольный пас. К ритму игры своей новой команды, а именно нашей «Боруссии», он еще привык неокончательно.

Его старая команда, «Мёнхенгладбах», пыталась как можно быстрее отыграть пространство между линиями, чтобы уйти от перехвата или вмешательства игроков соперника. Дортмундцы же, напротив, сперва приоткрывают участки поля, чтобы затем уже оттуда начинать делать завершающие атакующие действия, вместо того, чтобы играть так быстро, что они не нуждаются ни в каком особом пространстве для своих действий. И если Ройс сможет еще лучше прочувствовать вторую динамику, то игра дортмундского клуба должна будет подняться в своем качестве еще на ступень выше. И как раз совместная игра Ройса и Гётце пока что проблескивает не так часто, как это могло бы и должно бы быть.

Ройс в прессинге
Следующим отличием от Кагавы является поведение Ройса в защите, которое следует совершенно иному игровому стилю. В то время, как японец использовал свою приличную маневренность и подвижность для того, чтобы блокировать посредством крайне умных перемещений одновременно многочисленные пути передач соперника и таким образом он заставлял чувствовать его неуверенным еще на расстоянии, когда он (Кагава) казался таким же вездесущим и назойливым, как муха, то Ройс так же и в этом отношении значительно более прямолинеен.

Он не умеет в той же самой мере закрывать пути передач, как Кагава, а снова является скорее игроком, который в индивидуальности своей тактики имеет свою самую сильную сторону и проявляет себя блестяще именно в прямых дуэлях. Так, у него есть абсолютно хорошее чувство времени и острая как нож точность действий при атаке оппонента. Словно сокол он с наивысшей точки расположения на поле устремляется на жертву и «выклювывает» из-под ног мяч. Он не наталкивается без разбора на соперника, чтобы только лишь помешать ему, а отделяет его порой невероятно чисто от мяча и может вследствие этого моментально переключаться в режим атаки.

Но именно поэтому у «Боруссии» есть проблемы с тем, как интегрировать Ройса в свою концепцию прессинга, который является одним из важнейших тактических элементов в игре команды Юргена Клоппа. Еще в начале сезона, когда, видимо, Клопп сперва именно Ройса видел в качестве «десятки», он (Ройс) вынужден был делать свои пике на соперников позади Левандовски, что далеко не всегда получалось делать успешно. Слишком часто центральные защитники соперника могли освобождаться от таких «пике» Ройса через открывающие игру передачи и участки поля. Поэтому отныне Ройс играет главным образом на фланге (преимущественно левом), где он держит гораздо больше порядка, а соперник не может уходить от его «пикетирующих» полетов во многих направлениях (только влево или вперед). И поэтому неслучайно именно Марио Гётце перенял роль Кагавы в похожей форме, так как а) как уже говорилось, Гётце очень похож благодаря своей подвижности и технике работы с мячем на японца и б) потому что Марио более универсален и гибок и не такой «прямолинейный».

Между индивидуальной эффективностью и тактическим превосходством
Как наступательно, так и оборонительно качества Марко Ройса лежат, прежде всего, в затрагивающих соперника аспектах, в индивидуальном поведении. Предшественник Кагава был едва ли как никто другой командным игроком. Его перемещения по полю «елью» через узкие участки поля служили только для создания пространства для партнеров, а его восхитительный прессинг заботился о том, чтобы его близлежащие игроки имели лучшие исходные позиции при вступлении в единоборства. Ройс же извлекает пользу сам из собственных сил; если он совершает свой мощный удар, то это обычно чисто его гол.

Последнее в отдельности не является проблемой, однако, это все ведет к тому, что «Боруссия» в этом сезоне выглядит реже такой восхитительной коллективно тактически, какой она была часто в течение двух последних лет. И хотя Дортмунд смог не в последнюю очередь благодаря гениальным действиям Ройса в одиночку выиграть несколько игр вопреки равному соотношению сил с соперником, но коллективное создание шансов забить гол - это в основном более стабильная величина, чем индивидуальная реализация. Именно поэтому в первом круге у «Боруссии» было несколько замечательных матчей, но так же между ними и немало разочаровывающих. Результаты игры в первом круге были переменчивыми.

Таким образом, Марко Ройс в «Боруссии» - это пока что вопрос чисто футбольной философии. Насколько много индивидуального качества можно вносить в игру команды, чтобы при этом не сдать самой команде в тактическом плане? С какого момента стоит ставить класс отдельных игроков над классом команды? И как можно получить полностью интегрированным индивидуально заточенного гения в бескорыстную, ориентированную на пространство команду?

P.S. Марко Ройс после перехода в «Боруссию» не затерялся, он уже оправдывает свое приобретеие своими важными голами, а так же рядом передач. Однако, и дифирамбы ему петь тоже рано, так как пока что Ройс усложняет в силу своей индивидуальности, а так же из-за своей игры, которая порой выглядит как небрежность и лень, игру всей команды.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта