Западная юниорская Бундеслига. 22-й тур. Фортуна U19 – БОРУССИЯ U19 1:2 (Янг 2’ – Херрманн 56’ Кревсун 66’). Юниоры Дортмунда уже в статусе чемпионов первенства одержали очередную победу +++ 29-й тур Бундеслиги. Мёнхенгладбах – БОРУССИЯ 1:2 (Вёбер 36’ – Забитцер 22’ 28’ (п). Дортмунд сохраняет 3 очка в Гладбахе и свое преимущество при 54 минутах игры в меньшинстве после удаления Адейеми
ВИДЕО ДНЯ
Обзор матча Гладбах - Боруссия (1:2). 29 тур Бундеслиги

20 февраля 2013 г.

Интервью Юмпея Ямамори – экс-переводчика Кагавы

Юмпей Ямамори был человеком, стоящим за успехом Синджи Кагавы в «Боруссии» Дортмунд. Переводчик и его ходячий секретарь был всегда рядом с Кагавой и тем самым частью той самой чемпионской команды. Сейчас Ямамори работает в команде «Нюрнберга». В интервью японец вспоминает о своем времени в «Боруссии» и делится своими впечатлениями от Бундеслиги.

Обычно в быстротечном футбольном деле нет места для сантиментов и дружбы, можно было бы подумать, что человечность почти полностью пропала в профессиональном спорте. Но это так кажется только на первый взгляд. Юмпей Ямамори и «Боруссия» Дортмунд в январе показали, что это бывает и по-другому. Японец был в течение 2 сезонов человеком-тенью бывшего игрока «Боруссии» Синджи Кагавы. Он заботился об интеграции японца, был переводчиком и твердой частью чемпионской команды. Аналогичную функцию 35-летний японец перенял после ухода Синджи Кагавы в «Манчестер Юнайтед» в клубе «Нюрнберг», который в своем составе имеет даже двух игроков с Дальнего Востока – Хироши Кийотаке и Му Каназаки. И это все по личной рекомендации главного тренера «Боруссии» Юргена Клоппа. В интервью Ямамори говорит о своих задачах, о воспоминаниях о своем времени в составе обладателя Дубля и о дружбе в футбольном деле.

Приветствие на стадионе «Боруссии» оказалось очень эмоциональным. Можно было подумать, что вы не видели всех уже на протяжении многих лет.
Контакт с Дортмундом не прерван. Но, конечно, не просто посещать его регулярно при делах в Бундеслиге. Когда мы играли здесь с «Нюрнбергом» в Дортмунде, приветствие было очень сердечным. Это снова вызвало у меня в воспоминании то, каким прекрасным и волнующим тогда было время в «Боруссии» - не только для Синджи Кагавы, но и для меня.

Насколько было для вас трудным возвращаться в Дортмунд, но в других клубных цветах? Вы должны быть все-таки фанатом «Боруссии».
(смеется) Фанатом, собственно, я не являюсь, потому что я являюсь частью команды, так же и в Нюрнберге. Я целиком и полностью поддерживаю команду и поэтому само собой разумеется то, что я на 100% и эмоционально поддерживаю команду. Когда мы играли против Дортмунда, то у меня, конечно, были смешанные чувства. Но у бывших игроков клубов это все так же.

С этого сезона вы зарабатываете в «Нюрнберге» себе на деньги и хлеб. Есть ли различия от времени в «Боруссии»?
Так же и в «Нюрнберге» я являюсь частью функциональной команды и всегда бываю при деле – тут нет отличий от времени, проведенного в «Боруссии». В Дортмунде я был не единственным переводчиком. Еще был Харди Мойленеерс, который заботился о Лукасе Барриосе. Мы были полностью интегрированы и это была суперкоманда. Конечно, «Боруссия» Дортмунд и Синджи имели в течение 2 последних лет большие успехи, так что в моей деятельности было немного задач и никто не жаловался.

После ухода Кагавы ваши задачи в Дортмунде закончились. Как состоялся контакт с «Нюрнбергом»?
Это была рекомендация, которой я очень рад и за которую я благодарен. Это показывает, что моей работой в Дортмунде были довольны.

Теперь у вас сразу 2 игрока, которые стоят под вашей опекой. Удается ли интеграция Му Каназаки легче, так как в команде уже есть еще один японец Хироши Кийотаке?
Команда очень хорошо приняла Му, так как они уже хорошо знают, как обращаться с японцами благодаря Кийотаке. Там вообще не было опасений физических контактов. Оба понимают друг друга так, как будто они уже давно друг друга знают. Они будут взаимно поддерживать друг друга.

И вы делаете более близкой для обоих немецкую культуру?
Я не хочу обучать японских игроков немецкой культуре, это право я оставляю самим немцам. Я помогаю японцам в Германии и поясняю для них те вещи, которые для них новы. Кроме того, я побуждаю игроков к интеграции. Японцы обычно нерешительны и сдержанны. Однако я не играю в «немца» и ставлю их фронтально новой культуре. Партнеры, как правило, помогают в этом очень сильно.

В Дортмунде вы были «человеком-тенью» Кагавы – обрисуйте вашу работу в клубе Бундеслиги.
Наивысшей задачей является то, чтобы так быстро интегрировать игроков, чтобы они могли целиком и полностью сконцентрироваться на футболе. Из этого вытекают, конечно, вещи в повседневной жизни, начиная с организационных моментов вплоть до проведения Интернета в квартире. В спортивном плане я на тренировках перевожу слова тренера и вмешиваюсь тогда, где у языка жестов есть границы и нельзя ничего пояснить. Точно так же и на собраниях команды или в перерыве. Хотя футбол, собственно, уже понятен на разных языках, но иногда я должен пояснить детали. Повсюду, где возникают проблемы из-за языкового барьера, я тут как тут – в частном и профессиональном плане.

Так же и на тренировочном поле «Боруссии» вас нередко можно было видеть бегущим туда-сюда с Кагавой?
Я должен был сам изобретать свою работу. В этом направлении не имелось прецендентов. При таких обстоятельствах футбольного переводчика не было. Я обдумал, как я могу отдать должное работе. Я задал себе вопрос: как я могу передать игроку команды и указания тренера так, чтобы не забежать на территорию тренировки и не помешать тренировочному процессу? Это просто зависело от моей позиции. Я был у кромки поля, вблизи к тренеру и рядом с игроком. Быть в течение 3-4 секунд около тренера или игрока – это было моей собственной целевой установкой.

Однажды было написано, что у вас поэтому были показатели «солей молочной кислоты, как и у Кагавы».
Я действительно один раз сдал тест на определение солей молочной кислоты и результат был не так плох. Это было прекрасно, что я имел возможность бегать вместе с игроками во время тренировок и сам мог тем самым кое-что делать для своего фитнесса. Это не само собой разумеется, а показывает тот климат, который у нас был в Дортмунде. В Нюрнберге все точно так же.

Говорят ли игроки с вами о своих личных проблемах?
Конечно, иногда я бываю только как собеседник. Причем это сейчас отодвигается несколько на задний план, так как Кийотаке и Каназаки уже достаточно долго знают друг друга. Я не играю в «приятеля» или не являюсь заменой семьи для игрока. В первую очередь, это профессия, и я пытаюсь не смешивать частную жизнь с работой. Но если из этого развиваются дружеские отношения, так как существует еще и чисто человеческий уровень общения, то меня, конечно, это очень радует. Но я никогда не предположил бы этого в начале работы с клиентом. Профессионализм никогда не должен страдать от этого.

В «Гамбурге» и в «Вольфсбурге» вы были только «обычным» переводчиком для японских игроков – все началось с этого, не так ли?
В Гамбурге я был принят на работу чисто по инициативе игрока. Я помогал Наохиро Такахаре во время интервью в микст-зоне и в частной жизни, но никогда не был частью команды. В Вольфсбурге все стало развиваться чуть больше в том направлении, в котором я работал ранее в «Боруссии», а сейчас в «Нюрнберге». Герр Магат очень стремился к тому, чтобы о Макото Хасебе очень хорошо заботились. Поэтому со стороны клуба я получил больше прав доступа и был в любое время готов к выполнению обязанностей. Тогда это было особенной мерой со стороны герра Магата.

Когда вы передаете тактические указания игрокам от тренера, то вы так же, по идее, должны сами понимать футбол.
(смеется) Сам я никогда не играл в футбол. Но я во время своей учебы писал обзоры для японского телеканала и работал на стадионах на заднем плане. Этим я занимался 2-3 года, а потом Такахара перешел в «Гамбург». Я хорошо вписался в требования, которые были необходимы для этой работы, и это было моей автоматической дверью в переводческое дело.

Такахара был сам некой дверью для японских игроков в Бундеслиге. Тем временем сейчас выступает 11 ваших соотечественников в Германии и существует «туризм Бундеслиги» в Японии.
Самое позднее с того времени, как появились здесь Синджи и Атсуто Учида в Шальке, которые являются очень популярными в Японии, в Германию стало прибывать много туристов, чтобы посмотреть на своих игроков. И если они предпринимают такой длинный путь, то они хотят увидеть так много игроков и матчей, как это возможно.

Но вы не стали проделывать такой длинный путь в Манчестер, чтобы увидеть вашего друга Синджи…
Мы еще держим очень регулярно контакт, звоним или шлем смс друг другу. После его перехода в «Манчестер Юнайтед» я был с ним в течение 3 недель и помогал ему обосноваться там.

Почему вы там не остались и не стали делать ту работу, которую вы делаете сейчас в «Нюрнберге»?
Мой центр жизнедеятельности в Германии и я лучше хотел бы помогать новым игрокам из Японии обустроиться здесь. Синджи уже третий год в Европе и он знает, что справится. Это своего рода заочная поддержка. И время от времени я бываю в Англии.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта