24 декабря 2013 г.

Юрген Клопп: «Футбольный матч должен быть спектаклем»

Главный тренер дортмундской «Боруссии» Юрген Клопп, как и его игроки, завершили свой футбольный 2013 год. Наставник дортмундского клуба дал большое интервью, в котором он говорит об эмоциях, уходящем годе и обязательстве в будущем.

Не обманывает впечатление, что Вы все чаще нервно реагируете на вопросы?
Наша медиа-дирекция мне сказала еще некоторое время назад, что я должен следить за тем, чтобы не все журналисты думали, что я думаю «Они не имеют представления о футболе». Но для меня это вообще неважно давать кому-то подобное чувство. Я реагирую всегда только на то, о чем меня спрашивают. Если в моих глазах вопрос бессмысленный, тогда уже в течение всей жизни мне тяжело дается игнорировать это. Мне мешает, когда кто-то приходит на пресс-конференцию и совершенно неподготовлен и ничем не интересуется, что связано с футболом. Игра против «Хоффенхайма» - хороший пример. Больше футбола, страсти и голевых моментов, чем было в той игре, иметь нельзя. И потом следует вопрос о столкновении Ройса с линейным арбитром. Я воспринимаю это напряженно.

Возможно, Вы все воспринимаете сильнее, чем раньше.
100%. Я вряд ли ведь себе доверяю давать интервью, так как информационные службы умудряются вытащить из моих слов отдельные фразы, которые я потом не узнаю как свои собственные. И мне это уже мешает. И я еще не научился держать рот. На пресс-конференции после матча с «Хоффенхаймом» я сказал «дряная жизнь», выхожу потом из помещения и думаю «Клопп, что ты за идиот и им еще бросаешь потом какие-то слова». Многие ждут того, что я сделаю осечку.

Но при этом Вы знаете, что хочет знать пресса.
У меня есть полное понимание этого, так как я целиком в теме. Все-таки я проводил практику на канале Sat.1 и работал на ZDF. Без СМИ мы могли бы на каждой стороны поля выдолбить два этажа и играть друг с другом футбол. Но тогда это никого не стало бы интересовать.

Вы, конечно, тосковали по рождественской паузе. Тогда имеет ли для Вас значение Рождество, помимо, конечно, того, что Ваши игроки смогут отдохнуть?
Да, это самое спокойное время в году и, в конце концов, семейное время. Это прекрасно, что весь мир стоит в спокойствии, равно как и футбол. Можно целиком и полностью отключиться от всего. Для меня как тренера и человека это великолепно. Для меня как христианина рождественский праздник имеет значимость, какую он и должен был иметь.

Когда Вы придете к спокойствию, Вы будете потом заниматься темой уходящего года?
Это было крайне волнительно, при этом было все, что можно было иметь от футбольного года. Можно было бы почти сказать так, что с голом Арьена Роббена в финале Лиги Чемпионов начались наши проблемы. Команда сделала невероятное. Факт в том, что после поражения в Лиге Чемпионов нам пришлось заниматься темой нашего будущего. И благодаря очень интенсивной работе во время летнего перерыва мы очень хорошо с этим справились. И тогда потом тип, которые отвечает за невезение с травмами игроков, очень дурно подыграл нам.

И все же Ваша команда не была совсем выбита из колеи.
Она справилась с этим совершенно необычайным образом. Нужно ведь сказать, что мы считаемся топ-командой, будем восприниматься как топ-команда, и мы так же играем. Иногда «Боруссия» стоит наверху, но после многочисленных травм это всего лишь «Боруссия» в легкой версии. Тем не менее, мы за это время разыграли наибольшее количество моментов среди всех команд. Но такова жизнь: когда ты делаешь все правильно на 99%, ты должен так же делать правильно и еще один процент, иначе ты ничего за это не получишь.

Не разочаровало ли это Вас?
Это радость работать с этими парнями. Они справляются с тем давлением, что они обязаны побеждать. Последняя ничья, которая нами была оценена как успех, была уже давно. Это давление мы выработали сами.

С такой серией травм Вы не могли считаться.
Вся ось выбыла из строя, это меняет целиком и полностью стиль игры. 2 центральных защитника, 2 крайних защитника, 2-3 опорных полузащитника. Вся конструктивная игра изменилась, но мы все равно выходим на ворота соперников. Это просто сильное качество. Мы без 7 игроков, игравших в финале Лиги Чемпионов, вышли в 1/8 финала. Это полугодие принесло нам стабильность, это самое лучшее, даже если его недостаточно для того, чтобы быть на первом месте.

Было ли для Вас это самым тяжелым полугодием, с тех пор, как Вы в Дортмунде?
Нет, но что касается травм игроков, то самое жесткое во всей моей тренерской карьере. Так как потом появляется дискуссия, которая притянута за уши: что травмы взаимосвязаны с нашим игровым стилем. Потому что нужно сперва только посмотреть, кто травмирован, а в отдельных случаях – почему. Тогда быстро замечаешь, что это не имеет ничего общего друг с другом. Хорошее в этом то, что Эрик Дурм, Йонас Хофманн, Мариан Сарр и другие получили шанс играть в топ-команде Бундеслиги.

Упрек, что якобы «Боруссия» летом сделала недостаточно приобретений, является для Вас пустым?
Летом мы были хорошо укомплектованы на всех позициях. И то, что все так получится, как это случилось с нами, ты не можешь это предвидеть и считаться с этим. Но мы не хотим сочувствия. Мы не отклоняемся от нашего пути и у нас есть парни, которых мы можем соединить в функционирующее единое целое.

Из-за травм игроков изменилась ли роль «Боруссии» как топ-команды?
Для соперника, пожалуй, нет. Мой коллега Гисдоль был рад, что ему удалось взять очко, как он сказал, у своего образца в футболе, у финалиста Лиги Чемпионов. Но из команды, которая была в финале в Лондоне, было лишь немного игроков. Лучше я был бы не образцом для подражания, а первым в таблице. Кроме того, наша быстрая игра в переходе в атаку – вовсе не адская работа.

Но иногда она выглядит именно так.
Может быть, но мы не изобретали нового велосипеда.

А кто тогда изобрел его?
Когда Вольфганг Франк многие годы назад вернулся в Майнц с видеокассетой с тренировками и играми «Милана» и внедрил игру в 4 защитника, в которую не играла ни одна команда в Германии. Если бы он вернулся только с незначительным материалом, мы сказали бы ему: дай нам мяч и позволь нам тренироваться. Но так как «Милан» тех времен, с Мальдини, Барези, Альбертини и тренером Сакки, работал так успешно, был лучшей командой в мире, то мы тоже стали так работать. Это просто, это можно натренировать. И вокруг нашей игры нет никакой тайны: мы должны просто затрачивать относительно большие усилия. Если говорить по игре: если соперник пробегает 115 км, а «Боруссия» - 122 км, то это простая истина.

Такой игрой Вы оставили впечатление во всей Европе. Есть ли такой момент, когда Вы сами себя похлопываете по плечу?
Определенно нет. Ведь все это воплощают в жизнь парни внизу на газоне. Мы в тренерском штабе только лишь верили, что наши представления о футболе могли бы быть путем, который в Дортмунде имел бы успех. Последствием этих хороших дел является следующее: каждый увидел, что мы за относительно короткое время взяли исключительное развитие. И каждый думает: если они это смогли сделать, то и мы тоже.

Одобрения Вы не воспринимаете?
Я уже воспринял, как нас оценивают со стороны. Но когда позволяешь слишком сильно воспринимать к себе похвалу, тогда становишься мягкотелым и можно расслабиться. И такого у меня нет. Невероятно много талантов у меня нет, но под напряжением я стою всегда. Я не склонен ни капли к тому, чтобы расслабляться. Конечно, мы осознаем, что люди испытывают удовольствие от нас.

По крайней мере, Вы надежно обеспечиваете людей большой драмой.
Мы не должны забывать, что существует невероятно много людей, которым очень важно то, что мы делаем. И им мы должны что-то давать взамен. Мы должны показывать, что мы не сдаемся. Для меня это важно, чтобы так и оставалось. Поэтому на земле могут быть миллиарды людей, от которых можно иметь впечатление, что они могли бы проигрывать лучше, чем мы. Но когда ты вплоть до 95 минуты целиком и полностью сражаешься, то 10 минут после окончания матча все еще ощущаются как удар в живот.

Почему, несмотря на гонорар, Вы и дальше так остро все воспринимаете?
Меня очаровывает живость футбола. И это я пытаюсь передать моей команде. В итоге речь идет только о результате и ему я отдаюсь полностью. Но путь, которым идешь к нему, для меня небезразличен. Футбольный матч на таком стадионе, как наш, должен быть событием, спектаклем. Он должен захватывать, цеплять тебя. Я не хочу играть там, где самые лучшие играют против самых слепых. Я хочу иметь чувство, что я умею выигрывать что-то правильно. Поэтому я люблю упорные матчи. Вытащить соперников тактическими средствами на твой уровень и потом победить их. Это мы пытаемся делать и это заложено в нашем развитии. Уже тогда мы не позволяли себе принижать себя в игре. Это платит дань нашей публике. Это великолепно и обязательство на будущее.

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта