28 декабря 2013 г.

Вацке: Историю успеха «Боруссии» скопировать нельзя

Ханс-Иоахим Вацке, коммерческий директор и один из боссов «Боруссии», в интервью года говорит о своем сердце ради футбола, о борьбе против больших клубов и о своих нервах на трибуне. Вместе с доктором Райнхардом Раубаллем, президентом клуба, он спас «Боруссию» от полного банкротства и от исчезновения на футбольной карте. Вместе с Раубаллем, спортивным директором Михаэлем Цорком и главным тренером Юргеном Клоппом он привел клуб к 2 титулам в Бундеслиге и к финалу Лиги Чемпионов 2013 года, который хотя и был проигран Баварии, но только усилил репутацию клуба. И в общем, «вместе» - это важное и ключевое слово для Вацке. Потому что оно важно для его представления о его футболе.

Когда Вы влюбились в футбол, герр Вацке?
Это было так рано, что я еще знаю, что мне мои родители сказали, что я получил первый мяч между своим первым и вторым годом жизни. И с этого момента для меня были уже не кубики Фишера или конструктор LEGO, а только футбол, футбол. Мои родители потом примирились с тем, что мне бесполезно дарить другие подарки. На день рожденье я всегда получал новый кожаный мяч. И тогда это ведь считалось ценным подарком. Когда у тебя был кожаный мяч, ты был королем среди пацанов.

И как изменилась эта любовь после связывания себя узами «брака» с клубом после простановки подписи в контракте коммерческого директора?
Я все еще такой же сумасшедший в футболе, как и прежде. Но той необременнености уже нет. Когда ты отвечаешь за что-то в этом клубе, тогда, конечно, чувствуешь давление.

В чем выражается давление?
Мы – очень амбициозны, но у нас на 80-100 млн.евро кадрового бюджета меньше, чем у любого другого большого клуба в Европе, в том числе и Баварии. Или вот конкретный пример: сидеть в Марселе на трибуне и знать, что вся оценка сезона зависит от того, выйдет ли твоя команда в 1/8 финала Лиги Чемпионов или нет: и потом твой клуб забивает на 87 минуте решающий гол. Но 10 минутами ранее все почти так, что ты умираешь. И потом у тебя почти сразу же снова страх, что потом команда пропустит еще один мяч. Это ни с чем нельзя сравнить.

Это то давление в «Боруссии», которое следует за хорошими делами.
Мы достигли той сказкой, которую мы написали, определенной высоты падения. Совершенно точно. И один или другой коллега в другом клубе в такой ситуации скажет: да, хорошо, но когда здесь все закончится, я уйду куда-нибудь в другое место. Для меня это определенно не встает перед вопросом, так как я уже следую за клубом 50 лет и так же и в те годы, которые у меня еще остаются, будет все так же: мы хотим и дальше писать историю.

Чем вы наслаждаетесь при работе в своей должности? Выступлением в общественности?
Нет. В эпицентре общественности меня не было в течение 41 года и я при этом всегда участвовал. Это игра. Я люблю эту игру.

Вас совсем не заставляет нервничать футбол?
Меня только нервирует, и над этим нужно работать, когда мне приходится всякий раз объяснять людям, что рассматривать футбол без финансовых возможностей, на том уровне, на котором мы находимся, это больше не функционирует.

Это уже так было?
Другое, что меня нервирует иногда, это то, что футбол так сильно вырос и как раз большие команды в Германии испытывают проблемы со многими безбилетниками, которые тоже хотят оказаться в центре внимания. У многих клубов дела шли бы значительно лучше, если бы они не были так восприимчивы к популизму.

Пример?
Когда я вижу, как тяжело держать клуб на уровне на собраниях. Потому что приходят какие-то люди, которые молотят 3 пустые фразы – и сразу же аплодирует половина зала. Я напуган этим.

СМИ – это, кажется, тоже нервная тема. Ваш тренер Юрген Клопп выражает это по-своему. А тренер «Фрайбурга» Кристиан Штрайх агрессивно критикует их. Тренер Шальке Йенс Келлер страдает скорее молча. У Вас уже тоже был негативный опыт?
Да. Абсолютно. В той же мере, с которой футбол распространялся в мире, бульваризация прессы так же ушла вперед. Чисто рационально ты говоришь себе: это цена за то, что мы получаем все больше денег. Тем не менее, если ты однажды подходишь к делу пуристически, тогда ты, конечно, говоришь: это досадно. И это то, что Юрген Клопп часто демонстрирует неприветливо на пресс-конференциях. Что временами на них речь идет не об игре.

Существует ли поэтому у Ваших игроков тенденция к изоляции?
Частично это уже больше невозможно. Мы в «Боруссии» очень часто дискутируем на эту тему. И мы так же пытаемся влиять на то, чтобы быть по возможности более близко к людям. Но когда из миллиона человек появляется целых 10, а у нас сегодня примерно 10 млн.фанатов и поклонников, тогда мы на пределе, что касается нашей личной силы выдерживать такой интерес. И когда мы изолируем игроков несколько больше, чем прежде, то это вовсе не связано с тем, что мы меньше уважаем своих фанатов, а связано с тем, чтобы такое внимание не стало драматично большим.

Характер человека является определяющим при выборе игрока?
В любом случае. Потому что у нас как в плане общего определения клуба, так и в силу того футбола, в который мы играем, многое идет через понятие «коллектив».

Но управляющая верхушка в «Боруссии» кажется своего рода приятельственной контрмоделью в сравнении с другими большим клубами…
Это так и есть.

И в чем преимущество?
Ну, определение «приятель» не совсем правильное, так как оно означало бы, что мы вечерами постоянно вместе выходим в город и проводим друг с другом наше свободное время. Такого ведь нет. Но у нас просто полное доверие друг к другу. Но это не исключает ведь того, что мы очень спорно дискутируем на разные темы. И это особенное в «Боруссии», что об этих дискуссиях не распространяется информация вне клуба.

Если мы посмотрим на другие клубы: где Вы видите недостаток для клуба, не имеющего аналогичной доверительной модели?
Последовательность помогает всегда. Когда ты меняешь руководящий персонал каждые 2-3 года, то ты снова и снова получаешь провал. Доверие – совершенно другой момент. Ты можешь говорить все. При этом ты можешь даже что-то потерять. И ты можешь обсуждать еще всесторонне такие абсурдные идеи без опасения, что это станет известно общественности. В этом у нас есть высокая культура. И это даже очень помогает. Если у тебя нет как раз именно этого, то ты не можешь стать дважды подряд чемпионом Германии с бюджетом, который составляет лишь половину от бюджета Баварии. Для меня это совершенно четкое условие для этого.

Эта модель возникла после рационального анализа ошибок прошлых лет?
Нет, она просто развилась такая сама по себе. Рациональными были решение взять Юргена Клоппа и иметь новый футбольный стиль. Но то, что вместе со всем этим такой вид сотрудничества стал бы функционировать, мы все этого не знали. Это нельзя скопировать. Когда-нибудь это измениться. Но при этом в клубе дела не будут хуже. И мы ведь по возрасту так же не так далеки друг от друга. Возможно, мы так же вместе закончим когда-нибудь работу в «Боруссии».

Оглянитесь все же на конец года и спросите себя: каким он был для нас?
Мне потребовалась неделя, чтобы переварить поражение в финале Лиги Чемпионов. Так как знаешь, что то, чего достигла «Боруссия», так часто имеет не каждый клуб. И после недели после финала во мне так же установилось чувство: что если бы мы выиграли его, то это, возможно, было бы для нас даже слишком много. Возможно, для нас было даже лучше быть и остаться на таком топ-уровне как проигравшая, но симпатичная команда. 2012, 2013 годы были неописуемыми. И 2011 год тоже. В остальном я не слишком склонен к тому, чтобы оглядываться назад. Возможно, только в день Святого Сильвестра.

В Сильвестр традицонно желают что-то на будущий год…
Я желаю себе, чтобы мы больше никогда не имели возможности испытывать такую ситуацию с травмами. Когда команда в целом преимущественно в форме, тогда мы сможем сыграть хороший второй круг, в этом я очень уверен, тогда мы потом попытаемся работать немного впереди. И, конечно, я желаю, чтобы мы прошли дальше в обоих кубковых турнирах. Тогда я был бы уже доволен сезоном.

А чего Вы желаете для футбола в целом?
Я надеюсь, что футбол не подвергает себя слишком популистским влияниям. Игра должна быть на переднем плане. И не нужно изменять эту игру! Когда я слышу, что арбитр должен рисовать спреем с краской дистанцию 9 метров во время штрафных, я спрашиваю себя: насколько больным нужно быть, чтобы дойти до такого?

0 коммент. :

Отправить комментарий

Яндекс.Метрика
Анализ сайта